Человек-Фёдор

Пишет о себе, об Иркутске, о себе в Иркутске и об Иркутске в себе

📖 Мифы о нашем теле

В десятые годы книгоделы открыли для себя новое направление — научпоп. Просветительские книжки печатались и раньше, но их было меньше и подход к их производству был другим. Сейчас покупать книгу, в которой рассказывается о чём-то с научной точки зрения опасно, это может быть что-то дельное, может быть — филиал Рен-ТВ, а может быть вот таким барахлом, как та, о которой расскажу сегодня.

Сазонов, Андрей. Мифы о нашем теле: научный подход к примитивным вопросам / Андрей Сазонов. — Москва : Издательство «АСТ», 2017. — 352 с. (Научпоп для всех). ИСБН 978-5-17-104188-5. Тираж 3000 экземпляров

Мне жаль потраченных денег. И ведь взял в руки эту книжку, открыл её на первом попавшемся месте (глава о «пользе» мёда), прочитал абзац. И ничего-то меня не смутило, потому что абзац этот был, в целом, нормальный. Но если бы я потратил ещё тридцать секунд и открыл бы книгу в других местах, а не только на содержании, я бы, наверное, оставил эту книгу на полке.

Но дома я орал как раненый, призывал жену и зачитывал ей вслух пассажи. В титрах указано, что у книги был редактор, (некая А. Амелькина), но работы-то редакторской не видно. Если она и была, то закончилась на первой встрече с автором, где его попросили раздуть объём. Дело было так: автор принёс рукопись, а в ней — всего сорок страниц, по количеству глав. Редактор говорит, что издательство брошюрами не занимается, просит добавить объёма. Всё, дальше он к книге не подходил. Корректор, метранпаж, продакшн.

А как автор добавляет объёма — я такого не видел, даже в статьях провинциальных журналистов. Шесть абзацев подряд, где каждый — только из одного слова. Неуместные прибаутки, бессмысленные риторические вопросы. Постоянное желание что-нибудь перефразировать:

Владимир Высоцкий пел: «Я люблю — и, значит, я живу!». Никоим образом не желая принизить огромную роль любви в нашей жизни, я всё же позволю себе перефразировать поэта: «Я регулярно чищу зубы — и, значит, я живу!».
Перефразируя древнее выражение, скажу: «Что хорошо для быка, то не всегда хорошо для человека».
Перефразируя песню из одной старой комедии, можно сказать, что губит людей не пиво, а то что им запивают.

Пример раздувания объёма в окончаниях глав (их сорок, я возьму несколько). Структуру деления на абзацы тоже сохраню для наглядности. Примеров много, чтобы не порвало пост, я спрятал под кат. Можете просто поверить на слово и листать дальше.

А можете нажать сюда и поорать.

Вот так.
Ещё одним мифом, ещё одним заблуждением в вашей жизни стало меньше.
Уже пятым по счёту.


И будет вам счастье!


О бане всё. Тема закрыта.


Простите великодушно, если я кого-то разочаровал.


Берегите себя — и будет вам счастье!


У меня всё.


Как-то так.
Предугадывая вопрос, который может быть задан вами, дорогие мои читатель, пспешу сообщить, что перед написанием двадцать первой главы я обратился в психоневрологический диспансер по месту жительства, прошёл обследование и получил справку с круглой синей печатью этого уважаемого учреждения, в которой чёрным по белому написано, что расстройствами психики я не страдаю. Проще говоря — с ума ещё не сошёл. Так что разговор о супах у нас пойдёт абсолютно серьёзный и полностью адекватный.
Моё дело — предупредить, а решать вам. Можете пропустить двадцать первую главу и перейти к двадцать второй.
Впрочем, в двадцать второй главе я тоже замахнусь на святое — на полезность горного климата.


Такие вот дела.
Стабильного вам давления, дорогие читатели! И пусть тонометры в ваших домах годами пылятся без дела.


Больше мне по этому вопросу сказать нечего.


Dixi. В переводе с латыни это означает «я сказал»: то есть я сказал всё, что считал нужным сказать, и добавить к сказанному мне нечего».
Простите великодушно, если я кого-то расстроил, дорогие мои читатели. Но я же предупреждал, что не всем стоит дочитывать эту главу до конца.


Это я так, к слову.
О кальции — всё.
В следующей главе мы замахнёмся на святое — поговорим о мнимой пользе загара. Я предупреждаю заранее, чтобы любители позагорать сразу перешли от двадцать восьмой главы к тридцатой. Если они прочтут главу двадцать девятую, то, возможно, больше никогда не станут загорать.
Моё дело — предупредить.
А решать вам, дорогие читатели.
Как пожелаете, так и будет.


Впрочем, моё дело — предупредить, а решать вам. Уголовный кодекс загорать не запрещает.


Вот так.


Ещё двумя мифами в вашей жизни стало меньше.
А книга, которую вы держите в руках, ещё не заканчивается...


Будьте бдительны, въедливы и придирчивы к тому, что вам говорят!
И будет вам счастье! Много-много счастья!

Если бы я читал этот опус вслух, то сорвал бы горло. Мне кажется, что здесь нет страниц, на которых не было бы восклицательного знака. Была такая, где их было семь штук. Встретился абзац с пятью восклицательными знаками. Думали, что наука это что-то взвешенное, рассудительное? Три ха-ха. Это эмоции, драйв, энергия, истерика.

При этом бывали просветления: автор иногда писал почти нейтрально. С механизмами некоторых процессов я даже разобрался.

Работа корректора слабая. Обыватель не знает, что в и т. д. и подобных сокращениях после первой точки ставится пробел и такие огрехи — это мои придирки. Но то, что углы измеряются в градусах Цельсия — это что-то новенькое.

Как научно-просветительская книга эта работа плоха тем, что, в отличие от правильных здесь нет ссылок на исследования, другие публикации. И в этой книге о разоблачении мифов я нашёл, например, упоминание другого мифа, о том, что в японских компаниях отдают кабинет для избивания чучела руководителя. А сколько я пропустил? Да столько же, сколько редактор, которому за это платят.

В этой серии вышло ещё несколько книг. Не совершайте ошибку, почитайте не один абзац, а по странице хотя бы в разных частях книги. Если что-то свербит, заметите такую же халтуру — не берите. Не поддерживайте плохих профессионалов.

А их больше, чем можно подумать. Когда я искал информацию об этой книге на сайте издательства, то не сразу удалось. Сперва попалась [Не]правда о нашем теле: заблуждения, в которые мы верим. Похожее оформление, тот же автор. Название другое, но такое при переиздании бывает. Захотел посмотреть на другие книги Сазонова, чтобы найти первое издание и не смог. У Сазонова одиннадцать других книг про медицину и одна — про русскую кухню.

Но я справился и нашёл ту, что нужно. И оказалось, что её автором помечен некто Андрей Левонович Шляхов. Со страницы Шляхова на меня смотрел тот же гражданин в очках, который был на моём экземпляре книги. В биографической справке написано, что под псевдонимом «Андрей Сазонов» Андрей Левонович пишет книги о еде. Но на странице Сазонова при этом о еде только одна книга из двенадцати.

Сам Шляхов при этом автор очень плодовитый и разносторонний. Пишет книги о медицине, анатомии, генетике, биологии, географии, детскую литературу. А ещё — путеводители, биографии и фантастику. Всего у Шляхова-Сазонова я насчитал больше пятидесяти книг.

С одной стороны, такая разная тематика и такой объём наталкивают на мысли об авторском коллективе. С другой — если остальные книги с такой же глубиной проработки, то много ума для этого не надо, вполне можно по штуке в месяц выдавать. Беглый гуглинг, понахватать фактов, налить воды, задорновских шуточек и анекдотов навставлять — и в продакшн.

Если вдруг это действительно работа авторского коллектива, то я не понимаю, зачем так палиться: вместо того, чтобы скинуть свою графоманию отдельно кому-то, кто занимается жизнеописаниями, отдельно — кому-то, кто пишет про путешествия и так далее (не имеет значения даже, реальные это будут люди или нет), приписали полсотни книг одному персонажу. Я не против псевдонимов и мистификаций. Но когда мистификация сделана настолько грубо, это вызывает только раздражение и брезгливость.

Оформление

Меня очень сбило с толку оформление. Увидел достаточно сдержанную обложку, «научный подход» в расшифровке названия, внушающую доверие фотографию врача-терапевта в очках, скруглённые страницы — и сложилось впечатление, что над книгой и правда всерьёз работали. Ещё и логотип «Времена» (не путать со «Временем)» как-то заслонил для меня то, что это на самом деле АСТ.

Корешок сделан не по-русски

Вёрстка ничем не примечательна, кроме плохого оформления таблиц. Иллюстрации разномастные и то, что они все монохромные, цельности не придаёт. Картинки просто натаскали из других книжек (без указания авторства), а следовало их перерисовать. Но АСТ так делать не будет.

Книга отпечатана на тонкой офсетной бумаге, почти газетной. Я подумал, что это ход, чтобы срифмовать по смыслу с фоном обложки (обёрточную бумагу) и ещё сделать книгу полегче, чтобы когда читатель, далёкий от научной картины мира, взял бы случайно эту книгу с раскладки у кассы, физически почувствовал лёгкость её и перенёс бы это ощущение на восприятие книги. И решил бы, что справится с ней, что можно и купить, и почитать, и потом поумничать. Но сейчас я понимаю, что об этом никто не думал и такую бумагу взяли только чтобы печать вышла подешевле, но чтобы не отпугнуть читателя откровенной серостью страниц.

Оранжевых закладок почти нет, потому что я решил не отмечать стилистические недочёты, иначе бы другие метки найти было бы тяжело

Эту книгу продаю (у меня много таких. Подписчикам на Бусти — скидки, а донорам с уровнем «Мурена» и выше — подарю.

По этой книге мне больше сказать нечего. Перефразируя известное выражение «Собрался стол и поскакал чай пить».

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти (нужна регистрация). Для доноров есть бонусы. Например, они выбирают книги, на которые будут следующие рецензии. Иногда даже читать заставляют.

🧠 Серый Вакуленко

Депутат Григорий Вакуленко огорчился, что пришлось убрать рекламу с крыш в суперцентре. Если бы это была какая-то реклама вообще, то и бог бы с ней. Но мэрия демонтировала рекламу его компании Элитлайн. Поэтому Григорий Николаевич решил предпринять что-нибудь эдакое, что позволило бы ему и дальше уродовать город ради собственной прибыли. Чтобы как-то этот замысел замаскировать, он придумал благовидный предлог и выступил на заседании местной думы с речью.
 

Стенограмма на два экрана под катом

Коллеги! На самом деле вот мы с этими вот правилами по размещению рекламы немножко увлеклись, это моё мнение. Почему? Потому что. Мы очень сильно запрещаем рекламу в городе. А это несёт… ну какой минус… Ну, например, собственник здания хочет его отремонтировать, фасад. А средств не имеет. Но размещая на своём здании рекламную установку или вывеску, рекламную продукцию, он получает достаточно много средств, которые потом пускает её на благоустройство того же фасада. У нас получается за счёт того, что на доме есть реклама, его можно ремонтировать. Сейчас получается, что достаточно много вывесок удалено, устранено. И ну нельзя ставить.

Например, стоит дом в историческом центре, но не является историческим памятником, четырёхэтажный. Рядом с ним стоит памятник исторический, там развалюшка одноэтажная. А вот выше этой развалюшки в рядом находящихся домах, размещать рекламу нельзя. И всё, и значит, вот этот дом рекламу не размещает, не имеет права, потому что, на [неразборчиво] ты не, разместишь, а выше первого этажа уже нельзя, ну, запрещено нашими правилами. И, соответственно, собственник дома, жильцы дома хотят разместить рекламу, да, чтобы поддерживать собственный фасад в порядке, а не могут получить за это деньги найти, там и тем самым мы получаем что? Мы получаем то, что…

Что такое триста домов сейчас размещено, ну согласовано по городу? Это вообще ни о чём. Вот, соответственно, мы идём к тому, что а) у нас не будет хорошего, красивого города в неоне, в каком-то разумном неоне, да, чтобы это красиво было, и б) мы идём к тому, чтобы фасады у нас были... меньше ремонтировались, меньше приводились в порядок. Ну получим мы да, исторический, серый такой, тёмный, тусклый город. Например, есть вот в центре города, есть вот передняя вывеска висит «Букингем», где вот торгуют книгами, она расположена вертикально, причём смотрится гармонично, мне вот нравится, например. Вот и за счёт собственники, за счёт этой рекламы, да, имеют возможность следить за своим домом и так далее. А сейчас это запрещено: её договор закончится и её удалят и всё, и её не будет больше. Собственник не сможет вкладывать больше денег в фасад здания. И мы это прийдём к тому: а) мы не поддерживаем предпринимателей, которые дают эту рекламу, реклама — движитель прогресса, который позволяет ему улучшить свой бизнес, б) собственники домов не имеют возможности дополнительных средств вкладывать в здания.

Простой пример. У Элитлайна в городе было две вывески и там порядка за восемь лет за каждую из них собственник дома получил там порядка около пяти-семи миллионов рублей, ну могу ошибаться. Этих денег вполне достаточно, да, чтобы содержать фасад более-менее, лучше, чем он сейчас есть. Сейчас этих денег не будет. Реально, там есть памятник архитектуры, вот выше него нельзя. Хотя то, на что размещалось, вот нельзя и всё, сейчас такие правила. Я предлагаю, коллеги, вот этот вопрос, касаемо рекламы, на доработку, на доработку, учесть пожелания депутатов, и повторно его рассмотреть на следующем заседании, когда это будет, ну... возможно и готово. Готово, с учётом того, чтобы не сделать наш город серым. Серым, тусклым историческим центром. Вот, который не будет своими фасадами помогать предпринимателям и не будет давать возможность собственникам домов поддерживать свои фасады в надлежащем состоянии. Спасибо.

 
Из несколько путаной речи Григория Николаевича можно вычленить несколько тезисов.

  1. Правила размещения рекламы слишком жёсткие.
  2. Собственники зданий могли бы получать деньги от рекламы и ремонтировать фасады, но мы их лишаем такой возможности.
  3. В центре города у нас есть разваливающиеся дома — исторические памятники.
  4. По закону, рядом с историческими памятниками нельзя устанавливать рекламу на крышах, если она будет выше памятника. Это плохо.
  5. [Реклама на крышах ?] разрешена на трёхстах домах, этого недостаточно.
  6. Красивый город должен быть в неоне. А у нас исторический, серый, тёмный, тусклый город.
Вот с этими колхозниками, думаю, Григорий Николаевич нашёл бы общий язык. И вот так бы они Иркутск и украсили

Можно было бы поговорить о том, что «развалюшки» в центре города Григория Николаевича волнуют не потому, что мы утрачиваем историческое наследие и надо бы как-то его восстанавливать, а потому что существование таких зданий мешает ему рекламироваться. Но про это я постараюсь не говорить здесь.

Можно было бы обсудить жёсткость Правил благоустройства. И я соглашусь, они в плане информационных и рекламных объектов несовершенны, одни положения нужно смягчить, другие — ужесточить. Но и об этом я сейчас тоже говорить не стану.

А хочу поговорить о том, каким Иркутск видит депутат Вакуленко и каким его видят жители и гости города. Также поговорим о тех способах, которыми депутат хочет изменить ситуацию и что предлагают жители.

Григорий Николаевич говорит, что у нас город исторический, серый, тёмный и тусклый. То, что он исторический, спорить сложно. С остальным лично я не согласен и решил узнать, может, это я один такой. Исследование решил ограничить только определением «серый». Если кто-то из уважаемых читателей изучит вопрос тусклости Иркутска, то буду рад прочесть их изыскания. А если у кого-то из читателей вдруг на улице темно, то повод обратиться к депутату округа и узнать, доколе неоновое освещение не будет обеспечено.

Странно, что этот дом я нашёл на Нижней Лисихе, а не на Синюшиной горе

Серый город

Я задавал два вопроса:

  1. Как вы думаете, что имеют в виду люди, когда говорят, что город серый?
  2. Считаете ли, что Иркутск — серый?

Люди не заполняли гуглоформу, они отвечали в переписке, поэтому после ответов на эти вопросы я задавал уточняющие. И вот что выяснил (в исследовании приняли участие более четырнадцати россиян).

Когда говорят о том, что какой-то город серый, то имеют в виду серость разного рода, не всегда это цвет зданий, иногда это серость (формулировки респондентов с минимальной редактурой, необходимой для цельности):

  • климатически обусловленная. Мало солнца. Дождливость.
  • связанная с благоустройством Грязь. Пыль. Недостаток озеленения.
  • социально-культурно-экономическая. Скучно, обыденно, бесперспективно.

архитектурная. Советские здания. Спальные районы. Ветхие здания. Неотреставрированные (заброшенные, сгоревшие) дома. Пастельные цвета. Нет заметных достопримечательностей, точек притяжения, доминант. Фасады не чистятся (речь про грязь и копоть).

  • обусловленная качеством наружной рекламы Вывески. Блеклая реклама, выгоревшие баннеры, много трешового дизайна. Наружка не обновляется своевременно, выгорает и покрывается той же грязью и сажей, что фасады. Дизайн скверный, что даже яркая чистая реклама воспринимается как мусор. Объявления повсюду.
  • в целом цветовая. Одежда. Автомобили.
  • эмоциональная. Настроение. Дружелюбие.

Серыми городами люди называли Ангарск, Братск, Гусиноозёрск, Днепропетровск, Екатеринбург, Иркутск, Красноярск, Москву, Новокузнецк, Новосибирск, Норильск, Петровск, Санкт-Петербург, Улан-Удэ, Томск, Читу, Хельсинки. И здесь серый тоже разный: где-то из-за архитектуры, где-то — из-за погоды, где-то — из-за бесперспективности (странно, что не вспомнили Омск).

Чтобы Иркутск перестал восприниматься серым, опрошенные предлагают сделать хотя бы следующее: фасады и тротуары (которые должны быть из плитки!) помыть, ливневую канализацию сделать, нормально заняться озеленением, при благоустройстве «цветовых пятен добавить там, где уместно (и убрать там, где неуместно)».

Никто не говорил, что нужно расставить рекламу Элитлайна по крышам или рекламой «Букингема» украсить углы зданий. (Кстати, если у вас есть информация, почему депутата Вакуленко, работающего на Синюшке, беспокоит этот магазин в центре города, расскажите, я не смог найти концов.) Про рекламу опрошенные говорили больше, что она только портит город. А ведь я спрашивал не просто людей с улицы: вопросы опубликовал в маркетинговом чате Иркутска, где девять сотен специалистов. И если бы они сказали, что нужна реклама на улицах, значит, так и надо.

Говорили немножко и про недостаток освещения. Но никто из опрошенных не подумал, что городу не хватает неона. И мне вот интересно, чего он так люб Григорию Николаевичу? Может быть, Вакуленко видит себя молчаливым, одетым в плащ и шляпу, суровым романтическим героем неонуарного фильма? Или вдруг по киберпанку угорает?

«Неон — символ не очень благих намерений» — цитата из лекции Александра Рыбакова «Неон в кинематографе: визуальная эстетика и значение»

Даже если предположить, что реклама может быть украшением города, то нужно посмотреть, где эта гипотеза подтверждена. Как реклама выглядит в исторических городах, где она размещается, какие у неё габариты, насколько её много. Знаю, что большинство депутатов любит ездить отдыхать не в Барнаул, Алтайский край, а за границу, особенно в Европу. Ну я и выбрал четыре европейских города с численностью жителей, сопоставимой с Иркутском. Отбросил при этом все столицы (Афины, Вильнюс, Копенгаген, Рига, Роттердам, Хельсинки), потому что в них больше парадного и витринного. Если в одной стране было несколько кандидатов, оставлял того, который мне показался более близким нам по возрасту (из статьи в Википедии — простите, Дортмунд, Лейпциг, Палермо, Штутгарт, Эссен). Ещё не стал рассматривать украинский Кривой Рог: не время сейчас говорить про Украину.

Используя гуглокарты, как и в случае с заборами, походил по каждому из них и успел устать, но так и не нашёл на крышах рекламных конструкций, похожих на снятые «элитлайновские». На бездуховном Западе в загнивающей Европе вообще с уважением относятся к историческим зданиям и сохраняют их. Думаю, что тамошние депутаты Вакуленко́вски, Вакули́ни, Уо́куленс и Вакуленшта́йн скорее бы занялись восстановлением той самой «развалюшки», которая мешала коммерсанту портить вид города, чем послаблением правил благоустройства, которые будут снижать туристическую привлекательность исторического центра.

Произвольные места в исторической части Вроцлава (Польша), Генуи (Италия), Глазго (Великобритания), Дюссельдорфа (Германия)

Григорий Николаевич или любой из его последователей может пройти по этим городам и поискать то, чего я не нашёл: крышные конструкции в историческом центре — будет что обсудить. Ну и любому депутату будет полезно немножко насмотра: что там у них с велодорожками, деревьями с причёской под столбы, лестницами, маркизами, проводами, рекламой, рольставнями, трамваями, тротуарами, указателями, уличными верандами. Если вам вдруг что-то из этого понравится, то, значит, это можно сделать и в Иркутске.

Цветной Иркутск

Но предположим, что Вакуленко, говоря о сером Иркутске, не имел в виду всё то, на что он, будучи депутатом, может повлиять: бесперспективность для молодёжи, грязный воздух, пыль и копоть на улицах, уничтожение мэрией деревьев, некачественное благоустройство, утрату архитектурного наследия, загаживающую город рекламу. Вдруг он имел в виду буквально то, что в исторической части города серые дома.

Ну так это ошибка. Научно-исследовательская проектная реставрационная фирма «Традиция» делала исследование колористики исторической части города. Оказалось, что «Иркутск имел свой тёплый колорит, который нигде в России больше не повторялся. В отделке зданий использовались самые разнообразные оттенки жёлтого, белого, тёплого коричневого. Для Иркутска в камне характерны более светлые, радостные тона, чем в дереве» (статья 2008 года).

О разноцветном историческом прошлом домов Иркутска увлекательно рассказал Алексей Константинович Чертилов в интервью «Жёлто-белый дом, серый город»» (Журнал «Проект «Байкал»», № 19, 2009 г., стр. 148...154).

Я считаю его позицию основательной, разумной. Но вот насчёт сочно-синего цвета крыш у меня есть своя гипотеза. Алексей Константинович приводит как аргумент раскрашенные акварелистами фотографии. Но я думаю, что здесь может иметь место художественное преувеличение, ведь синяя краска тогда была самой нестойкой и дорогой, одно дело — на бумажных открытках краской на водной основе что-то раскрасить, другое дело — покрыть квадратные метры металла краской на основе масла или лака.

В интервью Алексей Константинович упоминает Таллин, который «...изначально, исторически, был бледным, некрашеным портовым городом. Когда там задумались о туризме и привлечении инвестиций, то приняли волевое решение. Причём оно было принято коллегиально — архитекторы, общественность, власти. Выкрасили Старый город в сложные пастельные тона, близкие к природным. В то время для нас это было новым. Это был писк, восторг! Я тогда не знал, что созданная цветовая среда была искусственной». То есть европейский город пришёл к тому, что мы уже имеем полторы-две сотни лет, что нам досталось от предков. Наши цвета домов не только настоящие, они ещё пример для подражания. «Если в Иркутске просто помыть некрашеные «лица» старых домов, то они заиграют, заулыбаются только одним цветом дерева».

Учёные люди и большинство опрошенных мной людей не считают Иркутск серым (более того, есть люди, считающие Иркутск синим). Но у нас в городе есть два дома, про которые все точно знают, что один серее другого. Григорий Николаевич считает, что серость может разбавить реклама. Я тут подготовил проект рассеривания Иркутска имени Вакуленко. Серые симметричные прямоугольники буквально задышали новой жизнью. Я ориентировался на золотой канон соотношения размеров рекламной конструкции и элементов здания: логотип Элитлайна на доме у Бабра.

Обратите внимание, какого цвета машины у серого дома. Почти нет смельчаков, которые выбрали бы не серый, серебристый, белый или чёрный автомобиль

Рома Воронежский на своём сайте написал важное:

Цвет — явление идеологическое. Идеология такая: сам по себе цвет не значит ничего. Вообще ничего. Беседы о том, что какие-то цвета с какими-то не сочетаются или что-то означают в отрыве от контекста — шаманство хуже гороскопов. «Красный означает опасность», — говорит человек, который сегодня утром мужественно съел помидор и не дрогнул. «Чёрный — слишком мрачный», — утверждает второй, который сегодня утром читал чёрные буквы на белом листе и смеялся. «Серый скучный», — жалуется третий. Сами вы скучный. Посмотрите на Бастера Китона — весь из оттенков серого, а повеселей вас будет.

 

Серость Вакуленко

А как же сам Григорий Николаевич относится к серому цвету? Оказывается, что он состоит из серого примерно наполовину. Об этом говорят его стиль одежды, цвет телефона, автомобиль или вот оформление соцсетей. Если убрать элементы интерфейса (как оранжевые кнопки и плашки в ОК), то выглядит всё не очень празднично, не хватает огонька. «Разумного неона».

Вы это можете проверить сами, если полистаете фотографии Григория Николаевича в какой-нибудь из его соцсетей. Показательнее, конечно, будет Инстаграм. Он даже не на службе выбирает что-нибудь серенькое и тускленькое.

А ведь серый — не единственный цвет, в который могут одеваться депутаты. Григорий Николаевич мог бы взять пример с коллеги из Смоленска — Максима Михайловича Баранова. Очень эффектный.

 

Григорий Николаевич статный мужчина с фактурной внешностью и в ярком красном костюме смотрелся бы не хуже Баранова.

Вердикт

Иркутск — не серый и не надо под предлогом его украшения залепливать его рекламой. И хорошо бы по поводу слов депутата Вакуленко про серый, тусклый, тёмный Иркутск вспомнить слова местного Великого Кормчего:

Приглашаю уважаемых читателей поучаствовать в параде фотожаб имени серости Вакуленко. Присылайте работы в комментарии в Телеграм-канал «Человек-Фёдор».

Форма для разовой благодарности автору ниже. В 2021 году ею пренебрегали, это замедлило выпуск материалов. Можете также подписаться на ежемесячную автоматическую поддержку редакции, это ускорит.

📖 Анархия работает

«Власть рождает паразитов — да здравствует анархия!», — сказал Нестор Махно. Не могу поспорить с тем, что власть рождает паразитов. Но серьёзная анархия возможна только как гигантский паразит на неанархических системах. Об этом и книга.

Гелдерлоос Питер, «Анархия работает». «Радикальная теория и практика», 2012.

Книга попала ко мне в воронежский период. Кто-то оставил, когда был в гостях в нашей бюрошечке. Анархические организации мне всегда были интересны, я и сам, знаете, люблю всякие там горизонтальные связи, не люблю иерархий, ценю самоорганизацию. Несколько лет по четыре раза в год делал в Иркутске Ресторанный день, например, в максимально децентрализованном формате.

Книга приводит множество небольших примеров того, как люди что-то делают без явных вертикальных структур. Достаточно убедительно показывается, что устойчивое саморегулирующееся сообщество возможна, если соблюдается какое-то одно условие:

  • узкая сфера: ограниченная территория, как в анастасиевских поселениях; только в рамках события (вроде «Книговорота», фримаркетов) или проекта (типа Википедии).
  • непродолжительное время.

Анархические системы управления на нынешнем этапе развития человечества и нынешнем уровне потребления невозможны в государственных и более крупных масштабах. Сейчас попробую объяснить на примере дизайнерской метафоры.

Бывает дизайн маленький, а бывает — большой. Маленький — это такой, который может целиком поместиться в голове одного человека, а большой — требует уже нескольких специалистов, потому что одному сложно всё контролировать на должном уровне. Дизайн афиши — маленький; а дизайн перекрёстка — большой. Хотя в обоих случаях каждый вовлечённый в большой дизайн представляет конечный результат и что-то понимает в работах других людей, но он не может заменить любого из них или сделать всю работу целиком. Во времена первых самолётов самолёт ещё можно было назвать предметом маленького дизайна, сейчас же — нет: в Боинге шесть миллионов частей.

С организациями то же самое. На уровне небольшого творческого объединения анархия возможна: каждый представляет результат, он полностью понимается в голове каждого. У большой же организации — у государства — сотни систем с разной цикличностью работ, с разным горизонтом планирования. И их нужно постоянно между собой увязывать. И у государства бывают неувязки и сбои: сначала по одной программе на улице ремонтируют дороги, через полтора года по другой — обновляют освещение, через полгода — озеленяют по третьей программе; хотя эффективнее было бы все три программы реализовать комплексно, в одно время.

При этом нужно учитывать, что все хотя бы в какой-то мере известные, состоявшиеся анархические системы используют инфраструктуру, созданную неанархическими системами: металл; коммуникации; электрические сети; вычислительную технику; инструменты; продукты. Замкнутая сама на себе анархическая система не может функционировать, она всегд в какой-то мере использует внешний мир. Варианты взаимодействия могут быть разными — от симбиоза до паразитизма, но донором всегда будет неанархический мир.

Оформление

Материал корректором вычитан, явных ошибок я не нашёл, только одна опечатка. Редактор тоже у книги был, только в двух местах есть вольности (эмоциональное «безгосударственные сообщества уязвимы для захвата агрессивными альфа-мужиками» или в описании волнений в Греции «Они боролись с ментами...»). Вёрстка как в настоящей книге: текстовые стили (есть и заголовки, и колонтитулы, и сноски), хотя выглядит недостаточно гармонично, но это отражает идею «собрались и сделали как могли».

Напечатано на самой обыкновенной белой офсетной бумаге, какая лежит в офисе у каждого принтера. Но для большего отражения истинного духа анархизма лучше было бы печатать на какой-нибудь серенькой, дешёвой. Или же на каком-нибудь разбитом ризографе. Бог с ним, можно было бы печатать и офсетом, тогда надо было местами добавить артефактов в сам макет, чтобы сымитировать брак печати: тут недотиск, там — перетиск, тут марашки. Сейчас вышло слишком гладенько, не вяжется со стереотипным образом анархиста. Получившийся же результат больше похож на то, что делало другое достаточно анархическое издательство с книгой не про анархизм.

«Анархия работает» досталась мне бесплатно, поэтому я её, как и многие другие книги, отдаю даром. Но если бумажная вам не нужна (или вы не успеете под раздачу), то на сайте издательства можно скачать электронную версию бесплатно или оставив небольшое пожертвование.

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти (нужна регистрация). Для доноров есть бонусы.

Ранее Ctrl + ↓