Мифический Союз архитекторов

Чтобы более эффективно заниматься общественной работой, а не просто растить свой сад, я пробовал попасть в Общественную палату. Негодяи из мэрии сорвали выборы, а подлые люди — промолчали насчёт этой ситуации. Даже члены этой самой Общественной палаты промолчали, хотя они уже были не просто горожанами, а находились в роли людей, представляющих интересы иркутян.

Среди них трое — Козак, Стегайло и примкнувший к ним Малинович — члены Общероссийской творческой профессиональной общественной организации «Союз архитекторов России». Сокращенно — Союз архитекторов России или Региональное отделение Союза архитекторов России. Существует мнение, что эта организация — настоящая и имеет право выдвигать своих членов в ту же самую Общественную палату.

Но на самом деле это не так. Я изучил Устав Союза архитекторов России и считаю, что работающая в Иркутске контора, лишь выдаёт себя за его региональное отделение. За ежемесячную мзду в 300 ₽ с человека она только обеспечивает корочку для бесплатного прохода в музеи.

Да только в Иркутске столько музеев-то нет, чтобы имело смысл такой абонемент выкупать.

Сейчас объясню, почему эта организация похожа на самозванца.

Всё как в настоящей конторе — даже должности есть

Численный состав по состоянию на 21.12.2019 г. — 130 человек. Сергей Александров, Сергей Демков, Руслан Хотулёв, Женя Ямова — вы-то как туда попали?!

Организация эта, судя по её деятельности, вовсе не общественная, а коммерческая. Она зарабатывает на членах. В открытую — на членских взносах (всего — 39 000 в месяц), но ещё же можно торговать маркой — экспертным мнением (сколько стоит оно — знают только продавцы и покупатели). Отсюда следует, что даже если мнением не торгуют, то всё равно выходит так, что ключевой показатель эффективности для учредителей и выгодоприобретателей — количество членов этого союза, а не качество его работы.

Если бы это было настоящее отделение Союза архитекторов, тогда оно бы функционировало совсем иначе и мы бы жили в другом городе. Но у нас — лже-союз архитекторов, который:

  • не отчитывается периодически;
  • не содействует развитию российской архитектуры как неотъемлемой части отечественной истории и культуры;
  • не содействует формированию полноценной среды, не сохраняет архитектурное и историко-культурное наследие;
  • не содействует защите общества от непрофессиональных действий в области архитектуры и градостроительства;
  • не повышает авторитет и общественную значимость профессии;
  • не защищает профессиональные интересы и законные права архитекторов (о чём постоянно говорит Ольга Жуйкова);
  • не защищает интеллектуальную собственность и авторские права архитекторов (права на результаты интеллектуальной деятельности);
  • не готовит предложения по совершенствованию и развитию системы архитектурного образования и художественно-эстетического воспитания детей.

Если дела обстоят иначе, то докажите это.

В пользу того, что это — не настоящий союз, а собрание экспертов по вызову, говорит то, что настоящие проблемы города замалчиваются. На сайте этой организации нет ничего ни об одном спорном проекте в городе — о реконструкциях, выводе памятников, их уничтожении.

Я не видел публичных заявлений от лица действующего союза о том, что он предпринимал какие-то действия, чтобы спасти дом на Фурье, Курбатовские бани, Красные казармы.

Настоящий союз архитекторов уже отправил бы обращение в мэрию с просьбой демонтировать салфетницы на здании Инязя, а автора этого проекта лишил бы членства в Союзе за нарушение Кодекса профессиональной этики. Но я знаю, что иркутский Союз архитекторов публично не выступал со своим консолидированным экспертным мнением. Возможно, потому что пойти против правды и написать, что здание похорошело, всё же мешает совесть, а сказать правду — очко играет (идея поставить «салфетницы» — мэрская). Профессионалы в массе стыдятся этих треугольных щитов — имена авторов безграмотного позорища скрыты, и только один архитектор согласился дать комментарий по этому вопросу и подписался под ним.

Я прошу не путать личную позицию архитекторов или организаций, в которых они работают, с работой Союза архитекторов. Например, журнал «Проект „Байкал“» — подвижничество Елены Ивановны Григорьевой. Единственный регулярный журнал об архитектуре, выходящий в России, провинциальная гордость. Или работа Ольги Жуйковой по возвращению исторического облика бывшей «Снежинки» — это её дело, а не Союза архитекторов.

Выдавать личные успехи членов организации за её работу рекомендовал Станислав Гольдфарб на декабрьском заседании Общественной палаты, будьте бдительны, разделяйте личных баранов и государственных.

О делах местого отделения Союза архитекторов можно узнать из его сайта. Настоящее отделение должно было бы по уставу информировать людей о своей работе, но если этого не происходит, то сами понимаете.

Раздел «Деятельность» пуст

В разделе с новостями на 18 января 2020 года опубликована 31 новость, начиная с 4 декабря 2016 года. Это меньше штуки в месяц. Но количество этих новостей — не показатель. Посмотрите на их качество, на содержание. И подумайте, могли ли эти новости быть опубликованы на любом другом сайте, а не на сайте профессионального иркутского сообщества архитекторов.

14 (четырнадцать)

О выходе нового номера журнала «Проект „Байкал“». Анонсы о выходе нового номера может написать кто угодно — у журнала собственный сайт, и узнать о новом выпуске просто.

7 (семь)

О конкурсах и конференциях, которые проходят не в Иркутске, — то есть о которых правильнее писать на региональных сайтах Союза архитекторов (если эти события в России) или на федеральном сайте того же союза (если события за рубежом). Написать об этом может кто угодно, информация об этих событиях доступна в любом крупном архитектурном паблике.

4+4 (два типа по четыре штуки)

1. О вступлении новых членов — Евгений Чупарин, Антон Былков, Натальия Шестопалова — возможно, действительно есть такое имя, возможно, контент-менеджер не определился, нужно писать Наталья или Наталия, и решил совместить, Валерия Нуянзина и Валерий Смолин. Всего за три года пять новых членов. Написать об увеличении численности собственной организации для повышения её легитимности в глазах несведущих — святое дело.

2. О конкурсах и конференциях в Иркутске. Один из них — про Байкал

1+1 (два типа по одной штуке)

1. О присвоении звания заслуженного архитектора России Игорю Козаку. Это новость, которую может написать любое региональное сми — информация об Игоре Владимировиче и других награждённых есть на сайте областного правительства.

2. О шашлыкинге на Старый Новый год — 2017.

Союз архитекторов может владеть собственностью, которая может приносить какой-то доход, а может — ничего не иметь и вообще платить аренду за здание. Поэтому я не знаю, есть ли у Союза средства, чтобы нанять специалиста в помощь секретарю, который сам не справляется с обязанностями, накладываемыми на него должностью. Но если бы было о чём писать, думаю, что Союз бы нашёл возможность. Не думаю, что из полутора сотен людей никому нельзя доверить пароль от админки сайта и никому не интересно рассказывать о важных делах общности, частью которой он является.

Если бы это была настоящая организация, то я бы нашёл среди публикаций обсуждения градостроительной политики администрации, информацию о работе по защите архитектурного наследия, о профессиональном порицании Олега Бадулы за поликарбонат в оформлении Иерусалимской горы, Кобы Шемазашвилли за дом 26 по Нижне-Амурской (3 Июля).

Не нашёл я на сайте Союза публикаций о том, что кого-то исключили из членов. Но такие случаи были, оказывается — статья 2004 года на Байкал-инфо об исключении Евгения Третьякова.

А ведь это возможно, и если подойти к вопросу честно и благородно, то те 130 человек можно здорово проредить. Но это было бы нужно той организации, которой важна репутация, а не той, которая заинтересована в большем количестве членов для увеличения собираемости дани.

Для справки: список причин, по которым человека могут лишить членства:

  1. Причинение вреда интересам Союза и нанесение ущерба авторитету Союза;
  2. Неуплата вступительного взноса или членских взносов в течение календарного года;
  3. Вступление в силу приговора суда о совершении умышленного уголовного преступления;
  4. Грубое и (или) неоднократные нарушения членом Союза Кодекса профессиональной этики российского архитектора.

Посмотрите на четвёртый пункт, а потом — выйдите на улицы города и посмотрите внимательно на то, что осталось от 19 века, и на то, что построили в 21. Мне как горожанину обидно, что нам с серьёзным лицом говорят, что в этом и заключается работа Союза.

Ещё раз. Если кто-то говорит, что отдал много сил Союзу архитекторов — это вообще не значит, что этот человек отдал силы городу. Если архитектор выражает недовольство чем-то, что-то защищает или осуждает, то это не позиция Союза архитекторов, а его личное мнение, даже если он и член этого объединения. Разумеется, если Союз обсуждал этот вопрос и принял общее мнение и уполномочил какого-то человека это мнение озвучить, тогда да. Но вы видели такое?

Очень жаль, что в Иркутске нет Союза архитекторов как объединения честного профессионального сообщества архитекторов. И если оно появится, то только под другим названием — это уже занято и скомпрометировано.

Но очень хочется, чтобы была какая-то профессиональная организация архитекторов, чтобы представлять интересы горожан, гражданского общества и настоящих профессионалов.

Другие союзы

А про Союз дизайнеров что-то слышали? То-то, у него даже сайта нет (и не было). А в 2017 году местное отделение вообще ликвидировали.

Может быть, есть какие-то ещё союзы, которые на самом деле занимаются чем-то достойным, а не самоудовлетворением тщеславия своих членов?

Константин Коновалов хороший дизайнер, только немного дислексик

У читателей этого блога членских взносов нет. Но всегда можете поддержать отдел расследований.

Поделиться
Отправить
Запинить
1 комментарий
Антон Распутин 5 мес

А почему название улицы 3 Июля в скобках, а ее старое название наоборот за скобками?

Фёдор Т 5 мес

Потому что есть настоящее название улицы, а есть — то, что появилось по какому-то недоразумению и до сих пор не отвалилось.

Популярное