📖 Урбанизм как образ жизни

Некоторые считают меня урбанистом. Некоторые считают, что урбанизм, урбанина и урбанистика — одно и то же. В общем, однажды на день рождения мне подарили книжку.

Луис Вирт. Урбанизм как образ жизни. М.: Стрелка Пресс, 2016, 108 с. ИСБН 978-5-906264-58-9, тираж — 3000 экземпляров

В книге четыре эссе, написанные 70...80 лет назад. Вирт исследует феномен города в социологическом плане. У меня сложилось впечатление, что автор точно в этом всём разбирается, но откровений ждать не стоит. Изложено всё достаточно сдержанно и нет таких вещей, с которыми захотелось бы поспорить.

Цивилизация, как мы её понимаем (в отличие от культуры), была выпестована в городе; город — тот центр, из которого влияние современной цивилизованной жизни расходится, как круги по воде, во все концы земли, и откуда оно контролируется. Неизбывные проблемы современного общества наиболее остро проявляются в городе. Проблемы современной цивилизации — это типично городские проблемы.

В книге я выделил два основных фокуса: направленный на взаимоотношения людей между собой и на отношение людей к территории. Ниже процитирую несколько фрагментов, относящихся ко второму вопросу.

Современный город, каким его описал Вирт, за эти десятилетия не перешёл на новую стадию развития. С чем хорошо знакомы дарители книги:

Вокруг делового центра метрополиса обычно вырастает район трущоб, или «переходная зона». Цены на землю в этом районе также относительно высоки. Арендная плата между тем невелика, и это указывает на то, что землю здесь держат прежде всего для спекулятивных целей. Владельцы по большей части считают, что когда-нибудь именно на их земельном участке будет построен новый небоскрёб. Они надеются в долгосрочной перспективе разбогатеть на повышении капитализированной стоимости этой земли, но поскольку в данный момент она приносит очень низкий доход, они неохотно платят налоги и не желают заниматься её благоустройством. Поэтому эти земли превращаются в трущобы, складские зоны, свалки и места обитания самой экономически обездоленной части населения. Большинство наших проблем — преступность, бродяжничество, дезорганизация семьи, беспорядок, болезни и множество других проявлений социального неблагополучия — сосредоточено в этой транзитной зоне.

Посмотрите на Горную, Котельниковскую (ныне — Фурье) Матрёшинскую (ныне — Софьи Перовской). Вот то, о чём говорит и Луис Вирт, и организаторы Фасадника — многие жители отказываются следить за местом, в котором находятся большую часть жизни, за своим домом, не только потому, что у них нет на это средств, а чтобы он сам и территория вокруг приходила в упадок, в какой-то надежде на то, что участок купят под новый ТЦ или ЖК, а бывшим владельцам уже не нужного дома подарят при расселении квартиру. Особенно странно это, когда речь идёт о памятниках.


В плане городского развития у современной России больше общего не с Европой, к сожалению, а с США (особенно в плане отошения к автомобилю и связанной с ним инфраструктурой). И в плане субурбии мы очень похожи на Штаты.

Пригородная зона обычно оттягивает не только наиболее состоятельную часть населения, но и, возможно, тех людей, которые в прежний период жизни города несли на себе основное бремя гражданской ответственности. Город претерпевает постоянный отток наиболее профессиональных, наделённых гражданским сознанием жителей и остаётся на попечении тех, кто находится в менее благоприятном экономическом положении, менее развит культурно и недостаточно компетентен, чтобы справляться с возникающими проблемами.

Субурбия — это проблема. Действительно, стремятся уехать и жить в собственном доме (из моих знакомых, по крайней мере) более, скажем так, пассионарные люди. И эти люди начинают требовать улучшения своего качества жизни, получать преференции за счёт тех, кто остался в городе. При этом уехавшие жить в частные дома на окраины или за пределы города начинают меньше участвовать в жизни города.

Особенно забавно такое поведение со стороны представителей разного рода зелёных организаций. Которые ратуют за всё экологичное, но при этом ездят на машинах (общественный транспорт в частном секторе не очень ходит), выделяют больше так называемых парниковых газов, отапливая дома самостоятельно. Как им живётся с этой диалектикой — не понятно.


Было показано, что не только наши политические, административно-территориальные единицы внутри города часто в значительной мере не совпадают с его экологическими и культурными ареалами, но и сам город при благоприятных условиях в конце концов превращается в метрополис, поскольку реальная сфера его жизнедеятельности стремится выйти за пределы статичных юридически установленных границ. В результате на периферии каждого растущего города мы получаем бесхозную землю, лишённую социального контроля, и этим объясняется большая часть наших пустых трат, беспорядка и проблем.

Оформление

Выглядит книга здорово. Зауженные пропорции, строгое и аккуратное модернистское размещение элементов.

Обложка отпечатана, вероятно, на картоне одностороннего мелования, ≈280 г/м². Интересное решение — внутренняя сторона гладкая, а наружная — более рыхлая (обычно делают наоборот). Поэтому зелёная плашка выглядит глухо и несколько неоднородно, выгодно контрастируя с блестящим чётким чёрным центральным блоком, отпечатанным высокой печатью.

Но вот меня смущает буква Л в леттеринге, она уже (по моему мнению), переходит грань между Л и П в сторону к П. Кернинг в слове «урбанизм» моему дилетантскому глазу кажется неидеальным. Но если так как это делал Юрий Остромецкий, наверное, это я ещё недостаточно искушён в буквах и нужно дальше развивать вкус и щупать границы дозволенного.

В блоке использовалась гарнитура Пармиджано, который показал себя хорошо, читался легко, и в мелком кегле тоже (но кернинговую пару оо стоит проверить). Характер шрифта интересный и в нём совершенно классная а.

Узкие поля (особенно нижнее), рваный правый край — всё это не очень подходит к достаточно академическому тексту, но точно попадает в те ценности и настроение, что транслирует издательство.

К двум первым эссе есть примечания. И не в конце всей книги, а в конце каждого эссе. Но я бы решал это иначе. Комментарии бы оставлял прямо на той же самой странице, внизу, чтобы не прерывать чтение и не заставлять читателя куда-то отматывать, потом — возвращаться назад. Займёт одну строку название книги или статьи или займёт несколько строчек пояснение каких-то статистических данных — ну и ничего страшного. Может быть, даже хорошо, что ритм разобьётся. А что есть очень большой комментарий к Аристотелю, ну так он сейчас занимает полосу, что в моём варианте будет занимать её же.

Бумага блока — обычная белая офсетка, но не 80 г/м², как мне кажется, а несколько плотнее.

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти. Для доноров есть бонусы.

Поделиться
Отправить
Запинить
2 комментария
Антон К. 1 мес

Спасибо за обзор! Есть ли у автора предложения, как исправить описываемую ситуацию?

Фёдор Т 1 мес

Мне показалось, что книга носит скорее дескриптивный характер, поэтому прямо вот предложений я не увидел. Но, может быть, читал невнимательно.

Екатерина 1 мес

Спасибо, очень интересно было читать. Не думала в эту сторону

Популярное