Зёрнышко

С творчеством Анастасии Дубовой я невольно познакомился в середине нулевых. Тогда я жил в столице и периодически ходил на концерты, организованные содружеством «Даждь». В основном, чтобы послушать Дениса Вагина и его рязанскую «Финляндию» (кстати, если у кого есть записи — поделитесь), а потом ещё и Алексея Вдовина с «Недрами» и Алексея Жарова с «Тайной», с которыми познакомился на выступлениях.

На одном из таких сборных концертов исполнителей разного уровня профессионализма с несколькими песнями выступила Анастасия в дуэте с флейтисткой, в нужный момент звенящей в колокольчик и бьющей в треугольник. Это было таким неуклюжим подражанием «Аквариуму» середины 80-х, что я запомнил исполнительницу.

Одна из композиций с того концерта — «Семь городов», вот более поздняя запись этого произведения

В прошлом году мы с женой летали в Питер и побывали среди прочего в ФемИнфотеке. Я смотрел там зины, люблю их. И вдруг увидел эту книжку. И оказалось, что её можно взять с собой хоть так, хоть за донат. Взял за донат.

Анастасия Дубова, «Зёрнышко», стихи, 2005, 1000 экземпляров, ИСБН 5-89-436-125-7

Книгу помог издать Олег Митяев. Об этом сказано дважды, было бы неправильно и мне не отметить вклад известного барда.


Поэзия вообще и стихотворения как текст песен — разные вещи. Песня — синтетическое искусство, где музыка важный и неотъемлемый компонент. Бывают стихотворения, которые потом можно положить на музыку и будет хорошо. И наоборот, текст каких-то песни может существовать в форме стихотворения, но не всегда это получится.

Мне кажется, что музыкой можно сделать стихотворение сильнее, а вот то, что было создано песней, без музыки станет скорее бледнее. На первой же странице Анастасия предупреждает: «Вообще-то почти всё это песни, которые когда-нибудь, быть может, прозвучат так, как мечтается». И дальше — сто страниц песен без музыки.

Рифмы Анастасии порой не типа «любовь-морковь», а иногда вовсе даже «любовь-пастернак». Не могу сказать, что авторка совсем бесталанна, у неё встречаются интересные образы — кораблики люлек, яблоки щёк, сорок-красный трамвай или вот, если это не подсмотрено, то Каменград (про Петербург). Но в целом стихи можно назвать простыми и бесхитростными, хотя там и встречаются обороты типа «ваял нас из синей мелодии глины».

Выбрал из книги наиболее часто используемые Анастасией слова и те, которые хотя встречались редко, но точно входят в её вокабуляр

амулет, ангел, апостол, башня, бесприютность, бирюза, блаженный, буйный, бубенчик, булыжник, ведун, вериги, вещий, вишня, волшебство, голубой, заря, звезда, зерно, злато, зодчий, ключ, колокол, колосья, корабль, краюха, кудесник, лазурь, лебедь, лёд, лошадь, Луна, луч, любовь, магия, меч, молоко, облако, огонь, перо, пространство, рать, розовый, светильник, святой, священный, седина, серебро, солнце, сосуд, судачить, суженый, супостат, трава-мурава, туман, холст, хрусталь, янтарь.

Стихотворение, которое наиболее полно отражает, характеризует творчество Дубовой — Под чёрным небом паломники с розовым хлебом

Под чёрным небом
паломники с розовым хлебом,
И наши белые лошади смотрят в огонь.
И мы стоим над огнём — в ладони ладонь,
В измученном сердце — весенний запах...
Не будем бояться лететь и смеяться!..
Слышишь янтарные трубы?
Это победа...
Вместе с тобой над Землёй —
на белой ладье...
Помнишь колокола рассвета,
Ясные зёрна звёзд в зелёной воде?..
Красное солнце на западе,
чёрные птицы,
Скоро наступит зима — да ничего!..
Синими пальцами ветер
закроет ресницы,
А сероглазый старик
поднимет весло...
В небе янтарные стрелы —
это победа!..
Вместе с тобой над Землёй —
на белой ладье...
Будем, как раньше,
Смотреть из рассвета
На ясные зёрна звёзд в зелёной воде.
...Под чёрным небом
паломники с розовым хлебом,
И наши белые лошади
Летят, как снег, сквозь ладонь,
В ликующем сердце — щемящий запах
Весны колокольной
в радужных латах.

Попробуйте теперь и вы создать стихотворение, используя словарик и образец, результат покажите в комментариях. Вот мой экспромт. Не шедевр, зато быстро. Можно пошлифовать, — вот бюрократы какие-то тут, не очень к месту, торчат слишком, но из стиха слов не выкинуть.

Предлетний период

В веригах из солнца блаженный кудесник,
Куда ты идёшь, почему ты не весел,
Пространный как ангел, как башня воздушен
Янтарный хрусталь тебе так послушен.
Несёшь ты в весеннем сосуде с прорухой
Патоку, мёд, и елея краюху,
Но чу! Поднимется рать бюрократов,
Не биться, — судачить начнут, супостаты.

А ты!..

В небесном холсте бирюзовою кистью
Заполнишь теплом облака. И деревья
Проснутся в те дни перед осенью, млея,
«Лёд минул» — воскликнут, зеваючи, листья.
Трава-мурава поднимется буйно,
Колосья заполнятся тайно, угрюмо
Под самые жаркие, дальние ветры
И силой полны будут квасы и хлебы.
В них вещее знанье, и мудрые тропы...
Оставь же меня под зонтами укропа.

Жена посоветовала мне пойти дальше и проиллюстрировать, как стихотворение с музыкой становится богаче. Но для начала прислушайтесь, как меняется произведение и его восприятие, если вы читаете его вслух и про себя. Прочтите мой не шедевр так и эдак.

Другой исполнитель добавит в стихотворение что-то новое. Включите запись, это я читаю, с первого дубля.

Вероятно, я делал связки не всегда там, где их делали вы. Теперь же посмотрите, как я это стихотворение превратил в песню. Не бог весть что, тоже за полтора подхода написал, чисто в образовательных целях. Но мелодия получилась прилипчивая.

Видите, акценты даже у меня самого в песне получаются не такими же, чем когда я читал это без музыки. А ведь если идти дальше и аранжировать, то каждый инструмент даст ещё один слой информации.

К этому стихотворению и песне не отношусь серьёзно, поэтому передаю права в общественное достояние, делайте с этой композицией что угодно, с указанием авторства (Фёдор Т). Если надо будет, я могу через день такое выдавать.


Анастасия не великая поэтесса, но и не бездарь. Ей нет чувства меры и стилистической цельности. Например, вот вполне хорошее одностишье, оно может быть самостоятельным произведением.

Я смотрю на тебя, как медведь на цветок.

Но история, которая есть в этой фразе, не развёрнута до стихотворения, а упихнута ещё в пятнадцать строчек Детской любви.

Или в стихотворении Вечер перед походом есть замечательный фрагмент, почти настоящее хайку. Нужно было на нём остановиться, пошлифовать только эти слова и не делать больше ничего.

Ещё цельная ночь впереди...
И она, как большая лесная сова,
Жёлтым глазом луны
В наше окошко глядит.

Но ведь она написала ещё две страницы! И сразу после приведённого мной выше фрагмента следуют вот такие строки:

Милый, ну хочешь, я опять заварю
Наш славный маленький чайник.

Слова и обороты показывают о существенном влиянии БГ. Борис Борисович появляется в одном из стихотворений как образ (Контуженый путник с глазами БГ) и ему посвящена песня о встрече (Эх! Так и не познакомилась с БГ!). Но это далеко не Гребенщиков, не хватает стиля, кругозора, словарного запаса.

Некоторые стихотворения меня обескураживают. Например, Апрель (будет ниже).

Оформление

В целом, форма и содержание дружат, значит, оформление хорошее, цельное.

Книга малоформатная, — почти квадрат со сторонами около двенадцати сантиметров. По габаритам похожа на компакт-диск, думаю, это и имелось в виду.

Изображение на обложке мне кажется, гармонирует c текстами. Отпечатано оно на фактурной бумаге типа льна, что поддерживает фактуру мешковины.

Форзацы просто белые, скучные. Это и некрасиво само по себе, и не отражает дух поэзии. Можно было сделать их из тонированной бумаги с фактурой льна, например, или же отпечатать какой-то паттерн или, даже лучше будет, акварельные разводы.

Блок напечатан в одну краску, чёрную. Бумага — простая белая офсетка. Это подходит для такой книги.

Вёрстка скучная, но хотя бы аккуратная. Есть огрехи — нет разрядки в словах, набранных одними заглавными, например. Или вот нумерация страниц. Зачем она нужна, если нет содержания — не понимаю. Это один из тех случаев, когда страницы можно не нумеровать.

На каждой полосе одинаковые декоративные уголки, похожие на переплетение нитей, отсылающие к обложке. Слабый и навязчивый приём, если бы книга была более серьёзной, то делать это, конечно, не стоило. Несколько раз встречается подобный рисунок где-то в середине страницы, но ситуацию это не спасает.

Рисунки наивные, под стать тексту. При этом бывают с милыми метафоричными находками, но, в целом, так же инфантильны. Есть несколько иллюстраций-фотографий, выглядят они чужеродно.

Корректорша со своими задачами не справилась. Ошибок много. Это плохо и неправильно в любом случае, в книге может быть не очень с оформлением, слабые идеи, беспомощная вёрстка, но проблем с грамотностью быть не должно. Здесь же — и несоблюдение норм типографики (инициалы не разбиты пробелом, дефисы вместо тире, двойные пробелы и так далее), и неграмотность. Выше я привёл цитату про путника, так вот, в книге он контуженный, также есть ворованный нож.

Эту книгу я не продаю, но есть другие, которые можете забрать даром или купить по смешным ценам.

Такие обзоры будут продолжать появляться. Можно сделать заявку через эту форму.

Поделиться
Отправить
Запинить
1 комментарий
Сергей Кузнецов 29 дн

Я беру свое перо
И рисую серебром
На холсте зари лазурь.

За луною облака.
Вещий сон — твоя рука.
Защити меня от бурь.

Затуманен глаз хрусталь.
Сыплется зерном янтарь
Прямо в бархат бирюзы.

Как корабль в молоке,
Лодка в утренней реке,
Где вода светлей слезы.

Там, под золотой звездой,
В башне есть сосуд святой.
Ангел тот сосуд хранит.

Он апостол и ведун.
Он кудесник и колдун.
Меч его огнем горит.

Если б мне сосуд открыть,
Из него любовь разлить.
Мир наполнить волшебством.

Покажи волшебный луч
Как найти заветный ключ —
В башню проберусь тайком.

... вдруг бубенчик зазвонил
Я глаза свои открыл
И проснулся поражён:

Где заря, лазурь, хрусталь,
магия, вода, янтарь?
Это был не вещий сон.

Нет ключа и башни нет,
А звёзды священной свет —
Мой светильник на столе.

Нет любви и волшебства,
Лишь засохшая трава
Да на шее амулет.

Не смог использовать: бесприютность, блаженный, буйный, булыжник, вериги, вещий, вишня, голубой, колокол, колосья, краюха, лебедь, лёд, лошадь, пространство, рать, седина, солнце, судачить, суженый, супостат, мурава

Популярное