10 заметок с тегом

дизайн-код

🧠 Комитет городского обустройства

Городская среда в Иркутске невысокого качества. Местами она очень сильно деградирует, о чём я пишу тут и на канале. Особенно меня беспокоит не что-то штучное (хотя к памятникам тоже много вопросов), а инфраструктурные объекты и элементы, которые находятся постоянно на виду, тиражируются и в значительной мере характеризуют наш город. Я говорю о материалах, форме и цвете лавок, урн, фонарей, аншлагов, ограждений, рекламных тумб, детских площадок, систем водостока, тротуаров.

И это всё не появляется же само, этим всем кто-то заведует. Ведь какие-то люди решили, что европейском городе Иркутске должны быть заборы с бурятским орнаментом. Кто-то же до сих пор белит деревья. Кто-то же санкционирует побелку и покраску бордюров. Кто-то же красит фонтаны, заборы и спилы деревьев оранжевым. Кто-то же распорядился развесить на фонарях центральных улиц вот это вот светодиодно-достопримечательновское. Какие-то люди утверждают же внешний вид павильонов остановочных пунктов. Кто-то же выбирает лавки для скверов. И им это нравится, они считают это уместным и, возможно даже красивым.

Подумал, ориентируясь на название, что этим всем занимаются люди из комитета городского обустройства. И решил узнать о квалификации этих людей. Показательные результаты и некое представление о том, что у них в голове, дал бы «Вкусомер» Студии Артемия Лебедева. (Сотрудников иркутской мэрии уместно оценивать по-лебедевски, потому что Студия не заимствовала идеи у администрации Иркутска, а вот дизайн лавочек для лучшего сквера России-2017 мэрия у столичной дизайн-студии украла, отсюда ясно, кто кого считает экспертом в области промдизайна).

Поэтому нужно брать более простой, пусть даже примитивный способ. Предыдущий главный архитектор города Сергей Анатольевич Александров как-то сказал, что его комитету сложно работать с КГО, в котором тогда не было ни одного архитектора, — люди разговаривали на разных языках. Могу представить, как тяжело было людям творческих профессий объяснять завхозам, что не надо заборы (и тем более фонтаны) красить в оранжевый. Вот я и подумал, что проще всего оценить квалификацию людей, которые отвечают за облик города, если узнать об их образовании. Потому что главное, что нужно людям из этого комитета, — насмотр. И если кто-то из них учился на архитектора, графического дизайнера, художника или получал какую-то подобную профессию, пусть даже в иркутском Политехе, то он всё равно что-то краем уха мог слышать про гармонию, стили. У выпускника факультета изящных искусств вкус мог не развиться, но он мог хотя бы тупо запомнить: вот это считается красивым, а вот за такое в приличном обществе в рыло дают.

Понятно, что образование — это слишком формальный, узкий критерий, который ничего не гарантирует, процитирую Александра Глебовича Невзорова:

Наверное, это ужасно, когда геология попадает в руки адвокатам и анатомам. А естествознание — журналистам, солдатам-наёмникам (получавшим своё образование на поле боя), служащим банков, недоучкам — воспитанникам иезуитских колледжей, которые немножко изучали право. Это, конечно, ужасно. Но фамилии этих людей, ребятки (если это вам что-нибудь говорит) — Чарльз Лайге, Стенон, Энгельс, Декарт и Ламарк. Конечно, не менее ужасно, когда физика и астрофизика попадает в руки юристам, квакерам, фермерам, служащим бюро патентов, телеграфистам, переплётчикам без всякого профильного образования. Но имена этих людей — Хаббл, Дальтон, Кепплер, Эйнштейн, Эдисон, Фарадей. Список можно продолжать до бесконечности, завершив красивой точкой, что археология не может быть делом приказчиков из бакалейных лавок, воришек и авантюристов, но фамилия этого приказчика — Шлиман.

Нужный фрагмент с четвёртой минуты

Но я не придумал ничего лучше и отправил запрос в мэрию про образование сотрудников КГО.

23155 от 07.05.2020

Неоднократно обращался в комитет городского обустройства по темам, связанным с дизайном городской среды. В связи с чем у меня возникло три вопроса.

  1. Какая общая численность сотрудников КГО (все подразделения)? Мне нужно только количество — имена, должности, зарплаты и другие персональные данные не интересуют.
  2. Сколько сотрудников КГО имеют высшее образование. Мне нужно только количество людей. Есть ли люди с несколькими высшими образованиями и есть ли кандидаты наук — не имеет значения, но если захотите рассказать — хорошо.
  3. Сколько сотрудников КГО имеют высшее или среднепрофессиональное образование, связанное с дизайном, архитектурой, культурологией, живописью, реставрацией, скульптурой, декоративно-прикладным искусством, изящными искусствами, искусствоведением, эстетикой, историей искусств и так далее? Мне нужно знать: а) название специальностей из предложенного списка (а если вы сочтёте уместным, и другие родственные профессии); б) количество людей, получивших это образование (имена и должности не интересуют); в) тип — высшее это или среднепрофессиональное образование (класс фортепиано в школе искусств, кружок фотографии, недельный курс ландшафтного дизайна не считаются).
Мне ответили в том же месяце, что удивительно, но ещё удивительнее, что указали номер обращения, который выдала Виртуальная приёмная мэрии, такое со мной было впервые и до сих пор не повторялось

Полный текст письма — по щелчку.

На Ваше обращение от 7 мая 2020 года №23155, зарегистрированное в администрации города Иркутска 8 мая 2020 года № 027-05-2833/20, сообщаю, что в соответствии с Положением о муниципальной службе в городе Иркутске для замещения должности муниципальной службы требуется соответствие квалификационным требованиям к уровню профессионального образования, стажу муниципальной службы или работы по специальности, направлению подготовки, знаниям и умениям, которые необходимы для исполнения должностных обязанностей, а также к специальности и направлению подготовки.

Муниципальные служащие и работники, исполняющие обязанности по техническому обеспечению деятельности, замещающие должности в комитете городского обустройства администрации города Иркутска, соответствуют квалификационным требованиям.

В комитете городского обустройства администрации города Иркутска работает 108 человек, из них 105 человек имеет высшее образование, 17 человек имеют два высших образования, кандидатов наук нет, 2 человека имеют высшее образование по специальности «Архитектура», 2 человека имеют высшее образование по специальности «Социально-культурная деятельность».

  1. У нас все сотрудники квалифицированные.
  2. В КГО работает 108 человек, из них у 88 высшее образование, ещё у 17 — два высших образования.
  3. Среди сотрудников КГО два архитектора и два специалиста по социально-культурной деятельности.

Итак, мы узнали, что в КГО теперь архитекторы есть. Всего три процента из сотрудников комитета, отвечающего за облик города, учились чему-то культурному и прекрасному. Но вообще КГО занимается не только тем, что мне было изначально интересно (объектами городской среды), а ещё, например, дорогами и транспортом (думал, первыми занимаются в каком-то из подразделений комитета по градполитике, а транспорт — вообще отдельная самостоятельная структура).

Структура комитета городского обустройства

Департамент дорожной деятельности и транспорта​

Отдел строительства, реконструкции и ремонта дорог
Отдел содержания, эксплуатации дорог и искусственных сооружений
Сектор безопасности дорожного движения​
Отдел развития дорожной и транспортной инфраструктуры​
Отдел контроля, согласований и выдачи разрешений

Департамент финансовой и правовой работы

Бюджетно-финансовый отдел
Контрольный отдел
Сектор по работе с обращениями граждан​
Юридический отдел
Отдел формирования закупок

Департамент инженерных коммуникаций и жилищного фонда

Отдел инженерных коммуникаций
Отдел развития инженерной инфраструктуры
Отдел жилищного фонда

Департамент городской среды​​

Отдел экологической безопасности и контроля
Сектор городских лесов​
Отдел благоустройства городской среды​
Сектор общественных территорий
Сектор дворовых территорий
Сектор развития городской среды
Отдел санитарного состояния


Читатели сообщают, что у меня в этом списке неправильная, устаревшая организационная структура КГО. Ну тогда это дополнительно характеризует отдел мэрии, который отвечает за актуальное состояние сайта — информацию брал с него. Отмечу, что на конец апреля 2021 года на странице со структурой не везде указаны адреса, телефоны и имена сотрудников возле должностей.


Итого — в этом комитете четыре департамента, а отделов и секторов в них аж двадцать штук. И если грубо прикинуть, то в каждом работает по пять человек. Вот это много или мало для такого большого города? Я вот думаю, что учитывая то, что сотрудники ничего не успевают, скорее мало. Что не успевают, это факт, и ниже я его с лёгкостью докажу ниже, вот пока тизер:

Но вернёмся к образованию. Было ли какое-то специальное образование или нет, этого всё равно недостаточно. Нужно обновлять и углублять полученные в вузе знания, следить за изменениями в законодательстве, читать новые книги по теме, посещать профильные конференции федерального или международного уровня. Да хотя бы даже на Ютубе смотреть о новых подходах в Челябинске или Белгороде.

Но людей мало, и они заняты совещаниями, перекладыванием бумаг или ответами на обращения иркутян. Вот Игорь Витальевич Савченко (из Департамента инженерных коммуникаций и жилищного фонда) сокрушался в телефонном разговоре со мной, что работать некогда, надо по пять писем в день отправлять. Думаю, не только у него одного такая жизнь. И хотя есть сектор по работе с обращениями граждан, видно, что его существование не освобождает от переписки с гражданами остальных сотрудников. Поэтому, раз сотрудники мэрии не имеют возможности быть в курсе последних тенденций, эту функцию нужно вынести наружу и привлекать каких-то сторонних экспертов.

Одно из прав Комитета городского обустройства (и любого из его подразделений):

привлекать при необходимости научно-исследовательские, проектно-конструкторские организации, высшие учебные заведения, другие организации, а также ученых и специалистов в установленном законодательством порядке для разработки проектов, прогнозов, муниципальных программ развития.

Это право реализует, например, Отдел развития дорожной и транспортной инфраструктуры КГО — они привлекают экспертов, которые внимательно следят за изменениями гостов, за практикой использования новых для страны решений. И те улицы, которые сейчас ремонтируются по программе БКАД — по геометрии местами уже почти как в столице. Можно было бы делать ещё лучше, если бы сотрудницы смежного Сектора по безопасности дорожного движения (из того же КГО) руководствовались не устаревшими гостами и подходами к безопасности дорожного движения и как-то признались бы себе, что их знания протухли и базируются не на науке, а на неподтверждённых стереотипах.

Чтобы на практике проверить квалификацию сотрудников КГО, я провёл на канале опрос (с опечаткой во втором варианте ответа), какая территория вокруг здания мэрии точно находится в её ответственности. Вот на каком расстоянии от этого здания всё точно должно блестеть и соответствовать всем возможным гостам и правилам благоустройств. Ну и ещё, опционально, не оскорблять вкус.

Люди выбрали квартал. Тогда я нанёс на карту все здания, где находятся подразделения городской администрации.

После этого сходил в один из дней по периметру кварталов, где находятся штаб-квартиры КГО и посмотрел, а в каком он из состоянии они. Подобное я уже делал раньше, для фрагмента одной из улиц. Сейчас такую же глубину проработки я делать не буду, задача у этой статьи другая. Вы сами увидите, в каком состоянии здания КГО; по каким тротуарам в эти здания приходят сотрудники; есть ли пешеходные переходы; слышали ли здесь о доступной среде; сколько деревьев и в каком состоянии растут под окнами; понимают ли сотрудники КГО, что грязь в городе от незакрытого грунта; знают ли сотрудники КГО правила содержания фасадов, размещения рекламы, о размерах режимных табличек; о фрагментарной покраске; видят ли беспризорных животных.

Специальное архитектурное образование нужно, чтобы принимать какие-то решения, требующие работы мысли. А вот чтобы просто соблюдать правила благоустройства, ничего же не нужно, кроме глаз и умения читать, ну правда же?

Так почему же, вот кто-то может мне объяснить, почему сотрудники КГО пальцем о палец не ударяют, чтобы хотя бы фасад их здания соответствовал правилам благоустройства, а вид из окна — радовал глаз?! Ведь они здесь неделю за неделей проводят четверть времени (дольше только спят). И эта ущербная среда неделя за неделей влияет на них, усыпляет и развращает. Но вот если бы эти сотрудники взялись бы и хотя бы себе сделали хорошо, задвинув на время всё остальное, вот вы бы их осудили? Даже я бы не осудил. Тут даже никакую коррупцию не подтянуть — да, они делают себе лучше и комфортнее за счёт бюджета города и используя административный ресурс, но лишь добросовестно выполняя требования закона для одной из частей Иркутска. От этих улучшений и жителям перепадёт. Да я бы поддержал, если бы они вдруг захотели такое организовать.

Но почему-то такого не происходит. Вроде бы не слепые и читать умеют — высшее образование же почти у всех. Я не знаю причины. Объясните мне кто-нибудь.

И ещё по поводу квалификации. Читать нужно не только правила благоустройства, но и ориентироваться в законодательстве. Но не все сотрудники КГО это умеют. Например, они пишут мне и другим людям ответы, что не могут никого штрафовать за побелку деревьев. Но это же не так, есть нормативная база, которая позволяет наказывать тех, кто колхозит среду (в конце этого поста её привёл). Но самое смешное и страшное, что в начале месяца я снова написал в КГО письмо о том, что не надо белить деревья, что это незаконно и что вот, пользуясь такими-то нормами, вы можете штрафовать организации, которые это делают. И что вы думаете? Проходит три недели — и Комитет городского обустройства сам белит стволы вокруг половины своих корпусов. Вообще деревянные.

В общем, посмотрите сами. На фотографиях есть нарушение правил благоустройства, иногда несколько разных нарушений. В редких случаях нарушены не правила благоустройства, а другие нормативно-правовые акты, но везде есть что исправить. Если сотрудники КГО читали те документы, которые они должны знать по должностным обязанностям, они непременно поймут, что я имел в виду. Правильное кадрирование фотографий, а также подсказки, рассыпанные по этому тексту, им помогут.

1-й корпус, 102 фотографии
2-й корпус, 44 фотографии

Дорогие подписчики и просто читатели. Помогите иркутскому Комитету городского обустройства привести в порядок кварталы вокруг своих зданий. Вдруг, когда среда у места работы изменится, эта Обустроительная Сотня захочет повысить качество среды и в своём родном спальнике, и там, где учатся их дети, и там, где работают их супруги. Вдруг Прекрасный Иркутск будущего начнётся с этих двух кварталов (не со 130-го же ему начинаться). Не пожалейте времени, сходите и напишите обращения по всему, что вам не нравится в 24-м и 32-м кварталах.

Если вы нечасто бываете в районе цирка, то посмотрите на карту, может быть, вам ближе какой-то другой квартал с одним из зданий городской администрации. Тогда позаботьтесь о нём. Ну и вы всегда можете сделать лучше квартал у своего дома. Глупо надеяться, что на вашей улице перевернётся грузовик с сотрудниками КГО, которые вдруг решили поехать в рейд, чтоб посмотреть, что там где в Иркутске вдруг не так. Улиц много, а сотрудников — всего 108 человек. Ещё и по пять ответов в день писать надо.

Я рассказывал, как можно многое исправить, как должно быть хорошо (и почему), как понять, есть ли нарушение или нет. Попробуйте начать хотя бы с этих тринадцати пунктов, думаю, уже будет лучше. Потом расскажу ещё про разное другое:

Продолжу развлекательно-просветительскую работу. Но и вы там не филоньте. Помогайте чем можете: временем, материально, информационно.

Форма для разовой благодарности автору ниже. Можете подписаться на ежемесячную автоматическую поддержку редакции, это позволит вам влиять на выбор тем будущих публикаций и ускорить выпуск материалов.

🧠 Серый Вакуленко

Депутат Григорий Вакуленко огорчился, что пришлось убрать рекламу с крыш в суперцентре. Если бы это была какая-то реклама вообще, то и бог бы с ней. Но мэрия демонтировала рекламу его компании Элитлайн. Поэтому Григорий Николаевич решил предпринять что-нибудь эдакое, что позволило бы ему и дальше уродовать город ради собственной прибыли. Чтобы как-то этот замысел замаскировать, он придумал благовидный предлог и выступил на заседании местной думы с речью.
 

Стенограмма на два экрана под катом

Коллеги! На самом деле вот мы с этими вот правилами по размещению рекламы немножко увлеклись, это моё мнение. Почему? Потому что. Мы очень сильно запрещаем рекламу в городе. А это несёт… ну какой минус… Ну, например, собственник здания хочет его отремонтировать, фасад. А средств не имеет. Но размещая на своём здании рекламную установку или вывеску, рекламную продукцию, он получает достаточно много средств, которые потом пускает её на благоустройство того же фасада. У нас получается за счёт того, что на доме есть реклама, его можно ремонтировать. Сейчас получается, что достаточно много вывесок удалено, устранено. И ну нельзя ставить.

Например, стоит дом в историческом центре, но не является историческим памятником, четырёхэтажный. Рядом с ним стоит памятник исторический, там развалюшка одноэтажная. А вот выше этой развалюшки в рядом находящихся домах, размещать рекламу нельзя. И всё, и значит, вот этот дом рекламу не размещает, не имеет права, потому что, на [неразборчиво] ты не, разместишь, а выше первого этажа уже нельзя, ну, запрещено нашими правилами. И, соответственно, собственник дома, жильцы дома хотят разместить рекламу, да, чтобы поддерживать собственный фасад в порядке, а не могут получить за это деньги найти, там и тем самым мы получаем что? Мы получаем то, что…

Что такое триста домов сейчас размещено, ну согласовано по городу? Это вообще ни о чём. Вот, соответственно, мы идём к тому, что а) у нас не будет хорошего, красивого города в неоне, в каком-то разумном неоне, да, чтобы это красиво было, и б) мы идём к тому, чтобы фасады у нас были... меньше ремонтировались, меньше приводились в порядок. Ну получим мы да, исторический, серый такой, тёмный, тусклый город. Например, есть вот в центре города, есть вот передняя вывеска висит «Букингем», где вот торгуют книгами, она расположена вертикально, причём смотрится гармонично, мне вот нравится, например. Вот и за счёт собственники, за счёт этой рекламы, да, имеют возможность следить за своим домом и так далее. А сейчас это запрещено: её договор закончится и её удалят и всё, и её не будет больше. Собственник не сможет вкладывать больше денег в фасад здания. И мы это прийдём к тому: а) мы не поддерживаем предпринимателей, которые дают эту рекламу, реклама — движитель прогресса, который позволяет ему улучшить свой бизнес, б) собственники домов не имеют возможности дополнительных средств вкладывать в здания.

Простой пример. У Элитлайна в городе было две вывески и там порядка за восемь лет за каждую из них собственник дома получил там порядка около пяти-семи миллионов рублей, ну могу ошибаться. Этих денег вполне достаточно, да, чтобы содержать фасад более-менее, лучше, чем он сейчас есть. Сейчас этих денег не будет. Реально, там есть памятник архитектуры, вот выше него нельзя. Хотя то, на что размещалось, вот нельзя и всё, сейчас такие правила. Я предлагаю, коллеги, вот этот вопрос, касаемо рекламы, на доработку, на доработку, учесть пожелания депутатов, и повторно его рассмотреть на следующем заседании, когда это будет, ну... возможно и готово. Готово, с учётом того, чтобы не сделать наш город серым. Серым, тусклым историческим центром. Вот, который не будет своими фасадами помогать предпринимателям и не будет давать возможность собственникам домов поддерживать свои фасады в надлежащем состоянии. Спасибо.

 
Из несколько путаной речи Григория Николаевича можно вычленить несколько тезисов.

  1. Правила размещения рекламы слишком жёсткие.
  2. Собственники зданий могли бы получать деньги от рекламы и ремонтировать фасады, но мы их лишаем такой возможности.
  3. В центре города у нас есть разваливающиеся дома — исторические памятники.
  4. По закону, рядом с историческими памятниками нельзя устанавливать рекламу на крышах, если она будет выше памятника. Это плохо.
  5. [Реклама на крышах ?] разрешена на трёхстах домах, этого недостаточно.
  6. Красивый город должен быть в неоне. А у нас исторический, серый, тёмный, тусклый город.
Вот с этими колхозниками, думаю, Григорий Николаевич нашёл бы общий язык. И вот так бы они Иркутск и украсили

Можно было бы поговорить о том, что «развалюшки» в центре города Григория Николаевича волнуют не потому, что мы утрачиваем историческое наследие и надо бы как-то его восстанавливать, а потому что существование таких зданий мешает ему рекламироваться. Но про это я постараюсь не говорить здесь.

Можно было бы обсудить жёсткость Правил благоустройства. И я соглашусь, они в плане информационных и рекламных объектов несовершенны, одни положения нужно смягчить, другие — ужесточить. Но и об этом я сейчас тоже говорить не стану.

А хочу поговорить о том, каким Иркутск видит депутат Вакуленко и каким его видят жители и гости города. Также поговорим о тех способах, которыми депутат хочет изменить ситуацию и что предлагают жители.

Григорий Николаевич говорит, что у нас город исторический, серый, тёмный и тусклый. То, что он исторический, спорить сложно. С остальным лично я не согласен и решил узнать, может, это я один такой. Исследование решил ограничить только определением «серый». Если кто-то из уважаемых читателей изучит вопрос тусклости Иркутска, то буду рад прочесть их изыскания. А если у кого-то из читателей вдруг на улице темно, то повод обратиться к депутату округа и узнать, доколе неоновое освещение не будет обеспечено.

Странно, что этот дом я нашёл на Нижней Лисихе, а не на Синюшиной горе

Серый город

Я задавал два вопроса:

  1. Как вы думаете, что имеют в виду люди, когда говорят, что город серый?
  2. Считаете ли, что Иркутск — серый?

Люди не заполняли гуглоформу, они отвечали в переписке, поэтому после ответов на эти вопросы я задавал уточняющие. И вот что выяснил (в исследовании приняли участие более четырнадцати россиян).

Когда говорят о том, что какой-то город серый, то имеют в виду серость разного рода, не всегда это цвет зданий, иногда это серость (формулировки респондентов с минимальной редактурой, необходимой для цельности):

  • климатически обусловленная. Мало солнца. Дождливость.
  • связанная с благоустройством Грязь. Пыль. Недостаток озеленения.
  • социально-культурно-экономическая. Скучно, обыденно, бесперспективно.

архитектурная. Советские здания. Спальные районы. Ветхие здания. Неотреставрированные (заброшенные, сгоревшие) дома. Пастельные цвета. Нет заметных достопримечательностей, точек притяжения, доминант. Фасады не чистятся (речь про грязь и копоть).

  • обусловленная качеством наружной рекламы Вывески. Блеклая реклама, выгоревшие баннеры, много трешового дизайна. Наружка не обновляется своевременно, выгорает и покрывается той же грязью и сажей, что фасады. Дизайн скверный, что даже яркая чистая реклама воспринимается как мусор. Объявления повсюду.
  • в целом цветовая. Одежда. Автомобили.
  • эмоциональная. Настроение. Дружелюбие.

Серыми городами люди называли Ангарск, Братск, Гусиноозёрск, Днепропетровск, Екатеринбург, Иркутск, Красноярск, Москву, Новокузнецк, Новосибирск, Норильск, Петровск, Санкт-Петербург, Улан-Удэ, Томск, Читу, Хельсинки. И здесь серый тоже разный: где-то из-за архитектуры, где-то — из-за погоды, где-то — из-за бесперспективности (странно, что не вспомнили Омск).

Чтобы Иркутск перестал восприниматься серым, опрошенные предлагают сделать хотя бы следующее: фасады и тротуары (которые должны быть из плитки!) помыть, ливневую канализацию сделать, нормально заняться озеленением, при благоустройстве «цветовых пятен добавить там, где уместно (и убрать там, где неуместно)».

Никто не говорил, что нужно расставить рекламу Элитлайна по крышам или рекламой «Букингема» украсить углы зданий. (Кстати, если у вас есть информация, почему депутата Вакуленко, работающего на Синюшке, беспокоит этот магазин в центре города, расскажите, я не смог найти концов.) Про рекламу опрошенные говорили больше, что она только портит город. А ведь я спрашивал не просто людей с улицы: вопросы опубликовал в маркетинговом чате Иркутска, где девять сотен специалистов. И если бы они сказали, что нужна реклама на улицах, значит, так и надо.

Говорили немножко и про недостаток освещения. Но никто из опрошенных не подумал, что городу не хватает неона. И мне вот интересно, чего он так люб Григорию Николаевичу? Может быть, Вакуленко видит себя молчаливым, одетым в плащ и шляпу, суровым романтическим героем неонуарного фильма? Или вдруг по киберпанку угорает?

«Неон — символ не очень благих намерений» — цитата из лекции Александра Рыбакова «Неон в кинематографе: визуальная эстетика и значение»

Даже если предположить, что реклама может быть украшением города, то нужно посмотреть, где эта гипотеза подтверждена. Как реклама выглядит в исторических городах, где она размещается, какие у неё габариты, насколько её много. Знаю, что большинство депутатов любит ездить отдыхать не в Барнаул, Алтайский край, а за границу, особенно в Европу. Ну я и выбрал четыре европейских города с численностью жителей, сопоставимой с Иркутском. Отбросил при этом все столицы (Афины, Вильнюс, Копенгаген, Рига, Роттердам, Хельсинки), потому что в них больше парадного и витринного. Если в одной стране было несколько кандидатов, оставлял того, который мне показался более близким нам по возрасту (из статьи в Википедии — простите, Дортмунд, Лейпциг, Палермо, Штутгарт, Эссен). Ещё не стал рассматривать украинский Кривой Рог: не время сейчас говорить про Украину.

Используя гуглокарты, как и в случае с заборами, походил по каждому из них и успел устать, но так и не нашёл на крышах рекламных конструкций, похожих на снятые «элитлайновские». На бездуховном Западе в загнивающей Европе вообще с уважением относятся к историческим зданиям и сохраняют их. Думаю, что тамошние депутаты Вакуленко́вски, Вакули́ни, Уо́куленс и Вакуленшта́йн скорее бы занялись восстановлением той самой «развалюшки», которая мешала коммерсанту портить вид города, чем послаблением правил благоустройства, которые будут снижать туристическую привлекательность исторического центра.

Произвольные места в исторической части Вроцлава (Польша), Генуи (Италия), Глазго (Великобритания), Дюссельдорфа (Германия)

Григорий Николаевич или любой из его последователей может пройти по этим городам и поискать то, чего я не нашёл: крышные конструкции в историческом центре — будет что обсудить. Ну и любому депутату будет полезно немножко насмотра: что там у них с велодорожками, деревьями с причёской под столбы, лестницами, маркизами, проводами, рекламой, рольставнями, трамваями, тротуарами, указателями, уличными верандами. Если вам вдруг что-то из этого понравится, то, значит, это можно сделать и в Иркутске.

Цветной Иркутск

Но предположим, что Вакуленко, говоря о сером Иркутске, не имел в виду всё то, на что он, будучи депутатом, может повлиять: бесперспективность для молодёжи, грязный воздух, пыль и копоть на улицах, уничтожение мэрией деревьев, некачественное благоустройство, утрату архитектурного наследия, загаживающую город рекламу. Вдруг он имел в виду буквально то, что в исторической части города серые дома.

Ну так это ошибка. Научно-исследовательская проектная реставрационная фирма «Традиция» делала исследование колористики исторической части города. Оказалось, что «Иркутск имел свой тёплый колорит, который нигде в России больше не повторялся. В отделке зданий использовались самые разнообразные оттенки жёлтого, белого, тёплого коричневого. Для Иркутска в камне характерны более светлые, радостные тона, чем в дереве» (статья 2008 года).

О разноцветном историческом прошлом домов Иркутска увлекательно рассказал Алексей Константинович Чертилов в интервью «Жёлто-белый дом, серый город»» (Журнал «Проект «Байкал»», № 19, 2009 г., стр. 148...154).

Я считаю его позицию основательной, разумной. Но вот насчёт сочно-синего цвета крыш у меня есть своя гипотеза. Алексей Константинович приводит как аргумент раскрашенные акварелистами фотографии. Но я думаю, что здесь может иметь место художественное преувеличение, ведь синяя краска тогда была самой нестойкой и дорогой, одно дело — на бумажных открытках краской на водной основе что-то раскрасить, другое дело — покрыть квадратные метры металла краской на основе масла или лака.

В интервью Алексей Константинович упоминает Таллин, который «...изначально, исторически, был бледным, некрашеным портовым городом. Когда там задумались о туризме и привлечении инвестиций, то приняли волевое решение. Причём оно было принято коллегиально — архитекторы, общественность, власти. Выкрасили Старый город в сложные пастельные тона, близкие к природным. В то время для нас это было новым. Это был писк, восторг! Я тогда не знал, что созданная цветовая среда была искусственной». То есть европейский город пришёл к тому, что мы уже имеем полторы-две сотни лет, что нам досталось от предков. Наши цвета домов не только настоящие, они ещё пример для подражания. «Если в Иркутске просто помыть некрашеные «лица» старых домов, то они заиграют, заулыбаются только одним цветом дерева».

Учёные люди и большинство опрошенных мной людей не считают Иркутск серым (более того, есть люди, считающие Иркутск синим). Но у нас в городе есть два дома, про которые все точно знают, что один серее другого. Григорий Николаевич считает, что серость может разбавить реклама. Я тут подготовил проект рассеривания Иркутска имени Вакуленко. Серые симметричные прямоугольники буквально задышали новой жизнью. Я ориентировался на золотой канон соотношения размеров рекламной конструкции и элементов здания: логотип Элитлайна на доме у Бабра.

Обратите внимание, какого цвета машины у серого дома. Почти нет смельчаков, которые выбрали бы не серый, серебристый, белый или чёрный автомобиль

Рома Воронежский на своём сайте написал важное:

Цвет — явление идеологическое. Идеология такая: сам по себе цвет не значит ничего. Вообще ничего. Беседы о том, что какие-то цвета с какими-то не сочетаются или что-то означают в отрыве от контекста — шаманство хуже гороскопов. «Красный означает опасность», — говорит человек, который сегодня утром мужественно съел помидор и не дрогнул. «Чёрный — слишком мрачный», — утверждает второй, который сегодня утром читал чёрные буквы на белом листе и смеялся. «Серый скучный», — жалуется третий. Сами вы скучный. Посмотрите на Бастера Китона — весь из оттенков серого, а повеселей вас будет.

 

Серость Вакуленко

А как же сам Григорий Николаевич относится к серому цвету? Оказывается, что он состоит из серого примерно наполовину. Об этом говорят его стиль одежды, цвет телефона, автомобиль или вот оформление соцсетей. Если убрать элементы интерфейса (как оранжевые кнопки и плашки в ОК), то выглядит всё не очень празднично, не хватает огонька. «Разумного неона».

Вы это можете проверить сами, если полистаете фотографии Григория Николаевича в какой-нибудь из его соцсетей. Показательнее, конечно, будет Инстаграм. Он даже не на службе выбирает что-нибудь серенькое и тускленькое.

А ведь серый — не единственный цвет, в который могут одеваться депутаты. Григорий Николаевич мог бы взять пример с коллеги из Смоленска — Максима Михайловича Баранова. Очень эффектный.

 

Григорий Николаевич статный мужчина с фактурной внешностью и в ярком красном костюме смотрелся бы не хуже Баранова.

Вердикт

Иркутск — не серый и не надо под предлогом его украшения залепливать его рекламой. И хорошо бы по поводу слов депутата Вакуленко про серый, тусклый, тёмный Иркутск вспомнить слова местного Великого Кормчего:

Приглашаю уважаемых читателей поучаствовать в параде фотожаб имени серости Вакуленко. Присылайте работы в комментарии в Телеграм-канал «Человек-Фёдор».

Форма для разовой благодарности автору ниже. В 2021 году ею пренебрегали, это замедлило выпуск материалов. Можете также подписаться на ежемесячную автоматическую поддержку редакции, это ускорит.

🦇 Крышевание рекламы

Чтобы всерьёз обсуждать внешний вид Иркутска, нужно договориться о каком-то простом и понятном тезисе, с которым все согласны. Я предлагаю такой.

Здание внутри принадлежит частным лицам, а фасады (и крыша) — относятся ещё и к городу.
Внутри собственник может делать цыганский, хипстерский, скандинавский, бабушкинский или любой другой интерьер, никого не спрашивая. Но цвет рам и тип обрешётки, открытость балконов и внешний вид стен снаружи — вне зоны его влияния. Нельзя просто так застеклить лоджию, повесить блок кондиционера, облицевать кафельной плиткой проекцию офиса. Ну и нельзя просто так поставить на здание какую-то рекламную конструкцию, нужно учитывать интересы тех, кто живёт в городе, ходит по улицам и смотрит на здания снаружи.

Я не радикал, понимаю, что реклама или вывески нужны. Более того, я сторонник позиции не согласовывать большинство конструкций, потому что бизнесу (и потребителям) эта задержка только вредит, и городу от этого только хуже — мэрия тратит время на ненужное, чтобы не делать полезное. Поэтому если есть нормальные правила размещения рекламы и вывесок — ну пусть стоят. Вот только пока получается, что у нас даже с этими обязательными согласованиями реклама на крышах порой стоит, в нарушение правил. То есть, мэрия покровительствует каким-то людям. Крышует, если хотите.

Разберу такой подход на примере одного случая — с рекламой Элитлайна на крышах. Но сперва дам простую инструкцию, как отличить законную крышную конструкцию от незаконной.

Нормативка

Вообще, размещение всей рекламы в стране регламентирует
ФЗ «О рекламе». Но по наружной рекламе он передаёт муниципалитетам право определять правила размещения таких конструкций и сам описывает, в основном, не габариты и возможные места установки, а некоторые вопросы прав собственности. Поэтому опираться будем на два нормативно-правовых акта: Правила размещения наружной рекламы и Правила благоустройства (которые кроме размещения рекламы на крышах предусматривают возможность устраивать там сады, что тоже когда-нибудь разберём).

Между этими двумя актами есть небольшая разница. Один — про рекламные, другой — больше про информационные конструкции. При этом я не увидел в этих актах пояснение разницы рекламной и информационной конструкций, что даёт возможность трактовать это как выгодно. Это плохо, мэрии нужно уточнить этот вопрос поскорее. Популярное объяснение я напишу ниже, взял его из дизайн-кодов городов страны (которых изучил уже около десяти).

Информационные конструкции — название компании, логотип и прочие элементы айдентики, организационно-правовая форма и прочие иненены, сфера деятельности, режим работы.
Рекламная информация — перечисление товаров и услуг, цены, акции, адреса и прочие контактные данные.

Для рекламных конструкций

  1. Высота рекламных крышных конструкций, должна быть сомасштабна высоте фасада (от цоколя до кровли) со стороны размещения конструкции:
  • не более одной шестой части от высоты фасада до 15 метров;
  • не более одной восьмой части от высоты фасада от 15 метров.
  1. Высота расположения рекламной конструкции должна быть не выше самого высокого объекта культурного наследия в квартале.
  1. Нельзя делать рекламные крышные конструкции в виде плоскостных панелей.

Для информационных конструкций

  1. Высота информационной конструкции не относительная, а абсолютная:
    до 0,8 м для 1...2-этажек;
    до 1,2 м для 3...5-этажек;
    до 1,8 м для 6...9-этажек;
    до 2,2 для 10...15-этажек;
    до 3 м для зданий в шестнадцать и более этажей.
  2. Длина информационной конструкции может быть не более половины длины фасада.
  3. Информационные конструкции запрещены на крыше нестационарного торгового объекта (киоск, павильон и т. п.).
  4. Запрещены информационные конструкции на крышах объектов культурного наследия (памятников истории и культуры), и всех зданий, построенных до 1953 года.
  5. На крыше одного здания может быть размещена только одна информационная конструкция. При этом владелец такой конструкции должен занимать всё здание.

Выглядит разумно. Конструкции должны быть сомасштабны зданию. Конструкций должно быть мало, чтобы не превращать здание в доску объявлений.

Примеры

Пока в подборке только информационные конструкции, но с рекламными всё по тем же принципам. А чтобы узнать, есть ли в рассматриваемом квартале исторические здания, пользуйтесь специальной картой, что сделало иркутское региональное отделение ВООПИК (Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры).

«Виноград», «Глория», «Людмила», «Славный», «Формоза».
  1. «Виноград», Русиновская (ныне — Байкальская), 207)— не единственные в здании, вывеску нужно снять.
  2. «Глория» Иерусалимская (ныне — Советская), 58А — название длиннее половины длины фасада, вывеску нужно снять.
  3. «Людмила» — конечно, вывеска выглядит чужеродно и её нужно опустить на фриз и такое требование есть, но только для рекламных конструкций, а это — информационная. Но есть другое правило — информационная конструкция может находиться на здании, только если эта организация занимает всё здание. Здесь не так, вывеску нужно снять.
  4. «Славный» — универмаг не единственный в здании, вывеска незаконная ещё и потому, что слишком широкая (сейчас уже снята).
  5. «Формоза» Амурская (ныне — Ленина), 13 (уже снята) — компания занимает не всё здание, с этого ракурса видна ещё одна вывеска. Но главное — она находится на объекте культурного наследия, поэтому конструкцию нужно снять и наказать того, кто дал разрешение, если ещё возможно. Ну эта компания вообще не стремится вести чистоплотные рекламные кампании, сколько их баннеров с заборов и деревьев я лично своими руками поснимал, не пересчитать. «Формоза» давно у меня в чёрном списке, я никогда ничего у них не покупал и не буду. Вступайте в мой клуб.
«Глазково», «Купеческий двор», «Матрёшинский», «Мир пальто», «Модный квартал», «Новый город», «Орбита», остановка 23-я школа, отель («Астор»), «Уют»
  1. «Глазково» Кругобайкальская (ныне — Терешковой, 26) — слишком высокая для двухэтажного здания и слишком длинная. Нужно снять.
  2. «Купеческий двор» Седова, 10 — слишком высокая для двухэтажного здания, нужно снять (о неграмотности напишу отдельно).
  3. «Матрёшинский» Матрёшинская (ныне — Софьи Перовской), 3 — не могу привязаться к другим объектам снаружи и сказать однозначно, но, кажется, что буква М и эмблема по высоте больше 80 см, и, наверное, вывеску нужно снять.
  4. «Мир пальто» Лермонтовская (ныне — Лермонтова), 281 — занимает не всё здание, нужно снять.
  5. «Модный квартал» Нижне-Амурская (ныне — 3 июля), 25 — серая зона. Если подходить формально, то может показаться, что конструкцию нужно снять, потому что вот на фото есть дверь и вы видите, что относительно одного этажа эта надпись громоздкая. Но если рассматривать всё здание целиком, то этот эффект пропадает. С какой линейкой подходить. Но я склоняюсь к варианту оставить.
  6. «Новый город» Ямская, 4 — нужно снять, потому что занимает не всё здание и ещё длиннее половины фасада. В законности остальной баннерной рекламы я сомневаюсь, но мэрия же может проверить.
  7. «Орбита» Иерусалимская, 139— здесь несколько конструкций. Вот «Орбита» может остаться, а справа на том же здании справа сплошные баннеры — вероятно, нужно будет снять, если только это не элементы афиш и временного праздничного оформления. Надпись «Цветы» нужно демонтировать, потому что на павильонах надпись должна быть только на фризах.
  8. 23-я школа — существует большое заблуждение у многих чиновников и у последнего главного дизайнера Иркутска в частности, что на павильонах нужны крупные названия остановочных пунктов. Это не так, о чём я напишу в отдельном материале. Но пока нет оснований снимать эти уродливые буквы.
  9. Отель Матрёшинская, 10— занимает второй этаж, то есть, не всё здание. К тому же надпись слишком высокая для двухэтажки, нужно демонтировать.
  10. «Уют» — это адище правильнее всего уничтожить полностью. Но давайте по существу. У них тут даже две конструкции. А может находиться только одна. И я за ту, которая из объёмных букв, только заказчик облажался — хотел заметную, поэтому заказал красную. А что красное на красном не видно — не подумал. Вот надо её сделать белой. Но это всё имеет смысл обсуждать только если это стационарное здание. В противном случае, вывеска может находиться только на фризе или на стене. Но я думаю, что такому павильону вывеска вообще не нужна. Ни о какой айдентике для такой точки думать не надо, тут клиенту важно, чтобы принимали карты, а ночью можно было купить бухло. Название может быть при этом любым. Прочие нарушения (оклейку окон, оборачивания фасада рекламными баннерами я здесь не рассматриваю).

Правил не так много. И соблюдать их просто. Вот едет на работу Ф. С. Вологдин, Е. М. Козулина, Н. В. Лебедева или А. Ю. Шевыкина, смотрят в окно, как там любимый город, за который они ответственны, глядь — что-то на крыше. (Не на каждой крыше у нас что-то стоит, поэтому сразу бросится.) И слуга Иркутска тут же себе вопрос, значит, в блокноте пишет, чтобы разобраться. Например, почему это Газпром здание занимает не целиком, а свой знак на крышу поставил?

Так же и Элитлайн.

Иркутск, Иркутск, Ангарск

Эта оконная контора вообще не церемонится. Его несомасштабные конструкции находятся и в Ангарске. Знаю, у меня есть читатели и там. Ваш город вне сферы моего влияния, но вы сами можете его очистить, посмотрите нормативы. Думаю, у вас всё получится, как получилось у меня.

21443 от 07.11.2019

На крыше дома 25 по Амурской десять лет находится крышная рекламная конструкция фирмы Элитлайн. Пять лет назад с ней проводили работы, но не демонтировали (что следовало сделать), а установили светодиодную подсветку по контуру логотипа и остального текста, хотя эта конструкция уже тогда была незаконной — она слишком высокая.

Из пункта 3.1.2.1 решения об утверждении правил размещения наружной рекламы и объектов информационного оформления на территории города Иркутска, принято на 47-м заседании Думы города Иркутска 5-го созыва 30 мая 2013 года, следует, что «высота рекламных крышных конструкций должна быть не более одной восьмой части от высоты фасада при высоте здания от цоколя до кровли более 15 метров, со стороны которого размещается конструкция».

Конструкция почти вдвое превышает разрешённый размер.

Позже в правила благоустройства Иркутска внесли несколько положений, касающихся размещения рекламы. По этим правилам рекламная конструкция тоже должна быть демонтирована — она опять же слишком большая. В пункте 19 приложения 4 написано, что «высота информационной конструкции, размещаемая на крыше здания, строения, сооружения, должна быть не более 1,20 м для 3…5-этажных зданий.

Конструкция в самой высокой точке превышает 120 см.

Прошу ответить на следующие вопросы

  1. Какой точный физический (а не проектный) размер конструкции (длина и высота) от края и до края?
  2. Когда было выдано разрешение на установку этой конструкции? Какой чиновник подписал это разрешение?
  3. Когда в последний раз продлевалось разрешение и на какой срок? Какой чиновник подписал это разрешение?
  4. Когда эта конструкция будет демонтирована? Сообщите точный месяц и год, когда горожане больше не увидят её на крыше здания центрального перекрёстка города. Фразы „ближайшее время“ и „установленный законом срок“ — отмазка, говорите конкретно.

Ответ на первое письмо

505-70-25632/19 от 6 декабря 2019


Перевожу ответ гражданки Шевыкиной, подписанный гражданкой Козулиной.

  1. Вопрос о размерах проигнорирован. Хотя если действительно давали разрешение, могли бы сохранить эту информацию. Если нет, то могли бы позвонить рекламодателю и узнать это у него. Но гражданка Шевыкина не из тех, кто любит точность. Нас тут много, а гражданка Шевыкина одна.
  2. Разрешение на конструкцию выдано. Назвали должность, а имя, которое я просил, нет. Ну я не гордый, нашёл, но гражданка Шевыкина получает от меня второй страйк. Разрешение подписал в сентябре 2014 года Алексей Александрович Альмухаметов. И я имею основания подозревать, что сделал он это с нарушением закона. Потому что правила размещения рекламы, запрещающие такую громадину в центре, были приняты шестью годами ранее. Но какой с него сейчас спрос, ведь в мэрии он уже не работает.
  3. Конструкцию демонтируют до 1 апреля.

Администрация города Иркутска в лице комитета по управлению муниципальным имуществом администрации города Иркутска (далее — комитет) на Ваше обращение от 8 ноября 2019 года, сообщает следующее.

Крышная рекламная конструкция „ЭлитЛайн“ (далее — РК), расположенная по адресу: г. Иркутск, ул. Ленина, д. 25 (со стороны ул. Тимирязева) установлена в соответствии с законодательством о рекламе на основании разрешения от 26 сентября 2014 года № 02864к, сроком действия по 1 сентября 2019 года.
Решение о выдаче разрешения на установку и эксплуатацию данной крышной РК в соответствии с действующими в 2014 году муниципальными правовыми актами города Иркутска подписано заместителем мэра — председателем комитета по экономике администрации города Иркутска.

По окончании срока действия разрешения владелец не демонтировал РК в соответствии с требованиями, предусмотренными Правилами размещения наружной рекламы на территории города Иркутска, утверждённые решением Думы города Иркутска от 3 июня 2013 года № 005-20-470795/3.

В связи с чем, в отношении крышной РК проводятся мероприятия по демонтажу в соответствии с Порядком демонтажа рекламных конструкций, установленных и (или) эксплуатируемых без разрешения, срок действия которого не истёк, на территории города Иркутска, утверждённые постановлением администрации города Иркутска от 2 апреля 2019 год № 031-06-236/9 (далее — Порядок демонтажа в городе Иркутске).

Демонтаж крышной РК, расположенной на многоквартирном доме по адресу: г. Иркутск, ул. Ленина, д. 25 (со стороны ул. Тимирязева), запланирован на 1 квартал 2020 года.

Первого апреля конструкцию не демонтировали. Спросил, будут ли отвечать за базар.

22783 от 06.04.2020

В письме 505-70-25632/19 от 6 декабря 2019 года вы пишете, что должны крышную рекламу „Элитлайна“ должны были убрать в первом квартале 2020 года. Первый квартал закончен, но конструкцию не демонтировали. В связи с этим у меня есть несколько вопросов.

  1. Назовите точное число, когда рекламы на этой крыше точно не будет. Не используйте формулировки „ближайшее время“ или „установленный законом срок“ — это всё не означает ничего, дайте конкретную дату.
  1. Вы не уложились в самими вами определённый срок. Какие меры взыскания будут применены к ответственным за эту работу людям? Какие меры будут применены к ответственным сотрудникам мэрии, если и к новой дате (которую вы укажете в ответе на первый вопрос) администрация не сможет убрать рекламу?

Также вы пишете, что конструкция стояла законно до 1 сентября 2019 года. У меня есть ещё два вопроса.

  1. Какая сумма штрафа полагается компании „Элитлайн“ за то, что их реклама незаконно стоит уже полгода? В рублях.
  1. Каким образом мэрия отслеживает, соблюдают ли регламент крупные рекламные конструкции или нет. Речь идёт о мультимедийных экранах (отдельностоящих и на фасадах домов), билбордов, крышных конструкций и так далее. Будьте конкретны в ответах, не увиливайте — если не отслеживаете, потому что не хватает ресурса, лучше так и ответить. Может быть, у меня есть решение этой проблемы, которое вам подойдёт.

Жду ответа на четыре вопроса в тридцатидневный срок.

Ответ на второе письмо

027-05-2082/20


Перевожу ответ гражданина Вологдина, подписанный гражданкой Лебедевой.

  1. Ну не знаем мы, когда демонтируем, не знаем.
  2. Что просрочили дедлайн — ничего страшного, наказывать мы никого не будем, виноватых нет. Это обычное дело, контролировать исполнение не в наших силах, как будет, так и хорошо.
  3. Протокол на Элитлайн составили, направили на рассмотрение. Будет штраф или не будет, заплатят они его или не заплатят, маленький или большой, — мы без малейшего понятия, нам не интересно, вам тоже знать не надо.

4. Да нет никакой конкретной технологии, но, знаете, есть зато инструкция.

В ответ на Ваше обращение, направленное на внешний портал администрации города Иркутска, Комитет по управлению Правобережным округом администрации города Иркутска сообщает, что работы по демонтажу крышной конструкции „Элитлайн“, расположенной по адресу: г. Иркутск, ул. Ленина, 25 (со стороны ул. Тимирязева) будут выполнены в весенне-летний период 2020 года.

В ранее направленном ответе от 06 декабря 2020 № 505-70-25632/19 указан планируемый срок демонтажа незаконно размещённых рекламных конструкций „Элитлайн“. Планируемые сроки выявленных незаконно размещённых рекламных конструкций зависят от конкурентных процедур, предусмотренных Федеральным законом от 05 апреля 2013 года № 44-ФЗ „О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд“. В связи с этим, срок демонтажа той или иной конструкции зависит не только от срока заключения муниципального контракта, но и от согласованных с подрядчиком сроками демонтажа рекламных конструкций. В следствие изложенного, по заявленным Вами доводам о привлечении должностных лиц к ответственности по факту нарушения срока демонтажа конструкции „Элитлайн“, привлечь должностных лиц администрации города Иркутска к ответственности не представляется возможным.

В части наложения административного штрафа поясняем, что административная ответственность за нарушение муниципальных правовых актов в области благоустройства территории города Иркутска установлена законом Иркутской области от 30 декабря 2014 года № 173-ОЗ „Об отдельных вопросах регулирования административной ответственности за области благоустройства территорий муниципальных образований Иркутской области.
По результатам проведения мероприятий по привлечению владельцев рекламной конструкции „Элитлайн“ к административной ответственности составлен протокол об административном правонарушении от 23 декабря 2019 года и направлен на рассмотрение в административную комиссию для принятия правового решения.

Порядок выявления информационных (рекламных) конструкций установлен постановлением администрации города Иркутска от 02 апреля 2019 года № 031-06-236/9 „Об утверждении Порядка демонтажа рекламных конструкций, установленных и (или) эксплуатируемых без разрешения, срок действия которого не истёк, на территории Города Иркутска“.

Итак, в суперцентре города пять лет незаконно стоит рекламная конструкция, которую мэрия разрешила установить. Ещё полгода после окончания этого подставного разрешения конструкция продолжает стоять. А вопрос решается очень просто, на это потребовалось три недели после встречи, которую организовала 7 июля 2020 года Татьяна Николаевна Эдельман.

Меня пригласили на переговоры на Марата, 14. Она была посвящена рекламам Элитлайна на Амурской, потому что кроме меня ещё обращения писали и другие люди (в частности, особо усердно добивался законности Михаил С.). На встрече присутствовал депутат Вакуленко — со стороны Элитлайна, представитель управляющей компании, сотрудники мэрии, которые вели диктофонную запись, так что если я что-то где-то ниже неправильно изложу, дайте знать, напишу опровержение. Признавать ошибки — позиция зрелого человека. Упорствовать в заблуждениях — манера поведения капризного неопытного ребёнка.

Я сразу сказал, что не очень понимаю свою роль и необходимость этой встречи вообще, потому что раз конструкция незаконная, что подтверждено, то её нужно демонтировать и не мне принимать какое-то другое решение. И против Элитлайна ничего личного не имею, весной в спальне менял окно, обратился к ним.

Представитель жильцов сказал, что очень хотят, чтобы эта конструкция оставалась на месте, потому что по договору ежемесячно получают от рекламодателя пятизначную сумму, которую тратят на нужды дома. Правда, уже накопился шестизначный долг...

Ну отношение жителей этого дома к городу понятно — посмотрите, что они сделали с балконами и кондиционерами.

Представитель Элитлайна просил понять и простить — ведь это социально ориентированный бизнес, первое собственное производство окон в регионе, уважаемый директор. Мол, дайте побольше срок, мы попробуем получить новое разрешение и демонтируем старую конструкцию, поставим новую (у нас же рестайлинг) — очень нужно быть здесь, не то продажи упадут, если убрать эту пусть незаконную, но рекламу.

Татьяна Николаевна рассудила так. Раз уж мэрия пообещала мне окончательно пообещали конструкцию напротив бабра три месяца назад, то нужно убрать её максимально быстро, — за две недели, потому что не годится врать. (Браво, Татьяна Николаевна!). Вторую конструкцию, раз не просрочили срок демонтажа, убирать в рабочем режиме. Но обязательно убрать, потому как незаконная.

Это обещание своевременно тоже администрация выполнить тоже не смогла — задержка на неделю. Реклама пропала, судя по наблюдениям моих агентов, только 27 июля. Ну что поделать, если Татьяна Николаевна одна против сложившегося механизма халатных лентяев?

Фото подписчика канала „Человек-Фёдор“

Вся вот эта ситуация — путинское ручное управление в миниатюре. Городская администрация не способна к систематической работе, поэтому любой вопрос становится не рядовыми, а исключительным и может требовать личного вмешательства чиновников уровня заместителя мэра. И никакие паспорта фасадов это не решат.

Я ещё отдельно напишу про Комитет городского обустройства, новый глава которого сейчас, если не остановится в  заблуждениях советской школы благоустройства, окончательно превратит свою структуру в Комитет городского расстройства.

Постскриптум

Мэрия сказала, что в работе по очистке города от незаконных конструкций они руководствуются специальным документом. Так вот в нём есть пункт 2 · 3:

Выявление самовольно размещенных рекламных конструкций на территории города Иркутска осуществляется соответствующим комитетом по управлению округом администрации города Иркутска на основании обращений граждан, организаций, информации от органов государственной власти, органов местного самоуправления о самовольно размещенной рекламной конструкции, а также в результате осуществления мониторинга территории города Иркутска с целью выявления самовольно размещенных рекламных конструкций.

Перевожу на русский: КГО находит незаконные нарушения на основании обращений и в результате мониторинга. В этом материале, который совершенно точно увидят люди из КГО есть фотографии нарушений, указаны адреса, по которым эти нарушения есть, написано, что именно нарушено. Вот как вы думаете, почешется кто-то из клерков теперь, при Преловском, чтобы убрать незаконные конструкции и сделать город чище? Давайте подождём сколько — два месяца?

Но вы можете помочь комитету городского обустройства в их работе и отправлять обращения про другие конструкции. Методичкой я вас снабдил. Главное — узнавайте, кто дал разрешение, в каком точно месяце демонтируют и кто ответственный за этот вопрос. Если будут отказывать, переносить сроки, вы знаете, кому писать.

Форма для разовой благодарности автору ниже. Можете подписаться на ежемесячную автоматическую поддержку редакции.

Ранее Ctrl + ↓