36 заметок с тегом

книга

📖 Искусство жить просто

Думал, что книга будет о разбарахлении, которое всем нам нужно, и которое мы периодически проводим. Собирался выйти на новый уровень, но эта книга меня не подтолкнула к этому. Наверное, надо будет пойти к первоисточнику — Мари Кондо.

Искусство жить просто: Как избавиться от лишнего и обогатить свою жизнь / Доминик Лоро ; Пер. с франц. — М.: Альпина Паблишер, 2014. — 228 с. ИСБН 978-5-9614-4609-8

Книга ориентирована не на таких, как я, а на каких-то мечтательных нью-эйджевских женщин, дышащих вагиной. Ну что не для мужчин — это точно, потому что в текстах обращения сформулированы в женском роде. А остальное — ну становится ясно из упоминающихся вибрациях, фен-шуе, энергии се-ци (или ша-ци), закислении организма, шлаках и прочей подобной лженаучной ерунде.

Конечно, люди могут верить во многое иррациональное. Вот взять то же самое закисление — у меня есть знакомый, который верит в эту чушь и раз в месяц устраивает себе день, когда жрёт соду, чтобы загасить какую-то избыточную кислоту. Я недоумеваю, конечно, и не могу понять: почему он не сделал две вещи: не прочёл первоисточник (а я прочёл) и не посмотрел на него скептически. И почему он не делает простого эксперимента из своих опытов: пошёл бы сдал анализы крови и прочих жидкостей до содотерапии, а потом — после неё. Ну и сделал бы выводы какие-то.

Есть в книжке и полезные соображения. Но, в целом, все они укладываются в простую формулу: избавьтесь от лишнего (лишнее может быть всем: весом, знакомыми, вещами, тюбиками косметики). Правда, Доминик иногда предлагает очень странные методы (пейте уксус).

Если выбирать между этой книгой и «Искусством стильной бедности», то я выберу вторую. Она и написана веселее, и издана удачнее. Эта в плане дизайна — просто ужас.

Оформление

Полное несоответствие оформления содержанию. С лицевой стороны обложки нужно убрать дескрипшн («как избавиться от лишнего и обогатить свою жизнь») и логотип издательства. А сколько всего нужно убрать с задней стороны обложки! Да всё, кроме штрихкода.

Переплёт — 7БЦ, но это тоже противоречит тексту книги: ламинация — пластик. А лучше использовать натуральные материалы. И здесь это тоже можно было сделать.

Текст на корешке набран не в русской традиции, вверх ногами. И тут тоже лишний логотип

С оформлением текста внутри всё ещё хуже. Если на обложке используется что-то вроде ((https://www.myfonts.com/fonts/linotype/helvetica/?utm_source=feodor_sinoptik Гельвитики), — отлично, стерильная нейтральная гарнитура, то внутри — уже что-то с засеческами. Или вот глава «Преимущества минимализма» (в карусели ниже будет фото). На развороте десяток текстовых стилей. Дизайнер не стал думать, как бы в духе книги оформить ситуацию со следующими друг за другом заголовками нескольких уровней и сделал это так, как сделал бы для любого другого текста. Ну и самые нижние заголовки выглядят как отстой: разрядка очень нужна.

На список 1000 маленьких удовольствий отведена восемьдесят одна строчка

Эту книгу продаю за ту цену, которую сами объявите (есть ещё кучка. Подписчикам на Бусти — скидки, а донорам с уровнем «Бакалажановый» и выше — подарю.

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти (нужна регистрация). Для доноров есть бонусы.

📖 Слово и судьба

Не так давно прочитал книжки про чтение и ещё где одна из сюжетных линий была о писателях в СССР. И многое теперь увиделось с другой стороны.

Михаил Веллер, «Слово и Судьба», АСТ, 2008, ИСБН 978-5-17-053162-2, тираж 20 000 экземпляров

Половина книги — цикл «Перпендикуляр», который образован шестью лекциями в университетах, двумя выступлениями на книжных ярмарках и одним — в Союзе писателей Китая. Вторая половина — автобиографическая повесть «Моё дело».

Его выступления (своего рода эссе) достаточно интересны, но тут я их разбирать не буду. Наверное, сделаю попозже серию постов на Бусти (ссылки потом поставлю тут).

А вот про «Моё дело» поговорить стоит. Автор рассказывает о творческом пути и выковывании своего характера. Как он учился в школе; как поступал на филфак; как он работал всем и везде, получая опыт и собирая фактуру; как писал и пытался пристраивать рассказы.

Всё это с большим количеством деталей — цены, имена, обычаи. Большой акцент сделан на описании книжного мира в СССР. Где чтобы что-то где-то издать, желательно быть членом Союза писателей. А чтобы стать членом Союза писателей, нужна изданная книга. Можно издать книгу и не будучи членом Союза писателей, но для этого нужно издаваться в каких-нибудь газетах, журналах, пытаться войти в сборники. А если ты русский, то это ещё сложнее. А вот если русский, но пишешь на беларусском или украинском, например, или живёшь в какой-нибудь союзной прибалтике, тогда вероятность опубликоваться выше. Какое гадство.

Так как я уже был знаком с творчеством, то мне было интересно читать, как автор создавал свой стиль и узнавать историю знакомых рассказов. Но это чтение было постоянным преодолением.

У меня нет объяснения, почему книги Веллера издаются так безобразно. Это талантливый автор, у него блестящая короткая проза, рассказы раннего периода — одни из лучших, что я читал. Есть произведения, которые мне не нравятся, есть спорные вещи. Его философской концепции энерговитализма можно кости перемыть. Но в целом — автор словом владеет, есть у него и юмор, и ум. И какой же колоссальный диссонанс между тем, как текст написан и тем, как он воплощён в виде материальной книги. И если «Моё дело» пронизано болью, что автора не издавали, я не понимаю, где переживания того же самого Михаила (Мартина) Веллера (Идена), что его не издают прилично? Ведь теперь это не тот же самый человек, чьи рукописи возвращают из издательств непрочитанными, теперь у него есть деньги, имя, влияние. У меня не укладывается это в голове.

Сейчас увидите, о чём я говорю.

Оформление

В «Моём деле» автор выписывает себя как эстета, человека со вкусом (например, эпизод с созданием фуршета в редакции). В других своих произведениях ощущение этого авторского превосходства в плане культуры плане присутствует. И поэтому мне решительно непонятно, почему все книги Веллера оформлены по-уродски. Вёрстка страшенная везде. Бумага — иногда бывает нормальная, обложки — пошлятина страшная. Единственная более-менее прилично оформленная серия (я об обложке, нутро там тоже ужасное), — это те, что в конце девяностых делало издательство «Фолио» — коллажированное (впрочем, для его обложек это излюбленный приём). Но и там был странный выбор шрифтов. Может быть, конечно, это мне кажется и у Веллера никогда не было хороших обложек, а то я выделяю только потому, что это первые книги, которые я у него читал и многократно перечитывал, поэтому такое ностальгически-тёплое воспоминание, которое скрашивает и оправдывает плохое оформление.

На обложке этой книги три случайных шрифта. Зауженный гротеск, набранный только заглавными с избыточной разрядкой сверху; антиква тип Таймс, только заглавные с небольшой разрядкой; автор — курсивным курсивом (не могу опознать) с бессмысленными подчёркиванием и разрядкой, а ещё — с двойным пробелом перед фамилией (и с тиснением фольгой!).

Так как надпись «Как стать писателем» очень тонким шрифтом, а трепинг назначили неправильно, печатник тоже не досмотрел, то белые буквы пошли розовыми пятнами. На корешке это особенно хорошо видно

Выбор бумаги и качество печати делают мне неприятно. Бумага офсетная белая, не газетная, но очень тонкая. И когда с приводностью всё хорошо и строчки на обороте точно попадают на строчки читаемого разворота, то выглядит всё прилично. Но как то-то приводность нарушается из-за подзаголовков, стихотворений или других причин — всё, грязь, грязь, грязь. Это про бумагу. Печать — недотиск постоянный, а местами — марашки на полях от форм. Схаваем-с.

Но от качества вёрстки мне просто дурно. Меня физически выворачивает. Ну ладно, выбрал дизайнер Таймс как основной шрифт. Это можно понять. Можно понять, когда он набирает какие-то фрагменты моноширинным шрифтом, имитируя работу автора на печатной машинке. Можно можно как-то объяснить, почему цитаты не курсивом, а гротеском. Ладно. Можно попытаться объяснить, почему дизайнер для подзаголовков при уже имеющемся зоопарке использовал Монотип курсив, с воплями, но можно. Но почему в заголовках и подзаголовках дизайнер сочетает несколько типов гарнитур, да ещё и в разном кегле?

С дополнительными элементами оформления, вроде рамочек), дизайнер не справился совсем.

Выходные данные не оформлены по стандарту, поэтому я не знаю, кто делал обложку, кто был метранпажем. Указано только «Вёрстка — Шумилин С. В.». Он работал ещё, по меньшей мере, над пятью книгами Веллера и в серийном оформлении, и в индивидуальном. Обложки других книг с участием Шумилина показывают, какой у него уровень и вкус.

В лекции «Критика критики» Михаил Иосифович даёт такое определение:

Критика — это когда он, критик, учит его, писателя, как бы он, критик, написал то, что написал он, писатель, если бы он, критик, умел писать.

Может быть, и так. Но иногда он, критик учит его, дизайнера, как бы он, критик, сделал бы то, что сделал он, дизайнер, если бы ему, критику, позволили бы это сделать.

Обилие жёлтых закладок — упоминания книг, я поставил себе в план нескольких авторов и несколько конкретных произведений. Но собирать их в список, как я это делал для «Соответствий», не стану

У этой книги есть пара — «Слово и профессия» в таком же оформлении. Посмотрел на сайте издательства содержание, оказалось, что почти всё я читал. Если у вас есть этот том и он вам не очень нужен, то я бы его у вас приобрёл (хотя меня и будет мутить от дизайна). У меня тоже есть книги, от которых избавляюсь.

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти (нужна регистрация). Для доноров есть бонусы. В частности, они видят черновики постов со всеми невошедшими в рецензию цитатами, что выделены у меня закладками.

📖 Мифы о нашем теле

В десятые годы книгоделы открыли для себя новое направление — научпоп. Просветительские книжки печатались и раньше, но их было меньше и подход к их производству был другим. Сейчас покупать книгу, в которой рассказывается о чём-то с научной точки зрения опасно, это может быть что-то дельное, может быть — филиал Рен-ТВ, а может быть вот таким барахлом, как та, о которой расскажу сегодня.

Сазонов, Андрей. Мифы о нашем теле: научный подход к примитивным вопросам / Андрей Сазонов. — Москва : Издательство «АСТ», 2017. — 352 с. (Научпоп для всех). ИСБН 978-5-17-104188-5. Тираж 3000 экземпляров

Мне жаль потраченных денег. И ведь взял в руки эту книжку, открыл её на первом попавшемся месте (глава о «пользе» мёда), прочитал абзац. И ничего-то меня не смутило, потому что абзац этот был, в целом, нормальный. Но если бы я потратил ещё тридцать секунд и открыл бы книгу в других местах, а не только на содержании, я бы, наверное, оставил эту книгу на полке.

Дома я орал как раненый, призывал жену и зачитывал ей вслух пассажи. В титрах указано, что у книги был редактор, (некая А. Амелькина), но работы-то редакторской не видно. Если она и была, то закончилась на первой встрече с автором, где его попросили раздуть объём. Дело было так: автор принёс рукопись, а в ней — всего сорок страниц, по количеству глав и количеству полезной информации в каждой. Редактор говорит, что издательство брошюрами не занимается, просит добавить объёма. Всё, дальше он к книге не подходил. Корректор, метранпаж, продакшн.

А как автор добавляет этот объём — я такого не видел даже в статьях провинциальных журналистов. Шесть абзацев подряд, где каждый — только из одного слова. Оп! И четверть страницы. Неуместные прибаутки, бессмысленные риторические вопросы и прочий хлам. Зудящее желание что-нибудь перефразировать:

Владимир Высоцкий пел: «Я люблю — и, значит, я живу!». Никоим образом не желая принизить огромную роль любви в нашей жизни, я всё же позволю себе перефразировать поэта: «Я регулярно чищу зубы — и, значит, я живу!».
Перефразируя древнее выражение, скажу: «Что хорошо для быка, то не всегда хорошо для человека».
Перефразируя песню из одной старой комедии, можно сказать, что губит людей не пиво, а то что им запивают.

Пример раздувания объёма в окончаниях глав (их сорок, я возьму несколько). Структуру деления на абзацы тоже сохраню для наглядности. Примеров много, чтобы не порвало пост, я спрятал под кат. Можете просто поверить на слово и листать дальше.

А можете нажать сюда и поорать.

Вот так.
Ещё одним мифом, ещё одним заблуждением в вашей жизни стало меньше.
Уже пятым по счёту.


И будет вам счастье!


О бане всё. Тема закрыта.


Простите великодушно, если я кого-то разочаровал.


Берегите себя — и будет вам счастье!


У меня всё.


Как-то так.
Предугадывая вопрос, который может быть задан вами, дорогие мои читатель, пспешу сообщить, что перед написанием двадцать первой главы я обратился в психоневрологический диспансер по месту жительства, прошёл обследование и получил справку с круглой синей печатью этого уважаемого учреждения, в которой чёрным по белому написано, что расстройствами психики я не страдаю. Проще говоря — с ума ещё не сошёл. Так что разговор о супах у нас пойдёт абсолютно серьёзный и полностью адекватный.
Моё дело — предупредить, а решать вам. Можете пропустить двадцать первую главу и перейти к двадцать второй.
Впрочем, в двадцать второй главе я тоже замахнусь на святое — на полезность горного климата.


Такие вот дела.
Стабильного вам давления, дорогие читатели! И пусть тонометры в ваших домах годами пылятся без дела.


Больше мне по этому вопросу сказать нечего.


Dixi. В переводе с латыни это означает «я сказал»: то есть я сказал всё, что считал нужным сказать, и добавить к сказанному мне нечего».
Простите великодушно, если я кого-то расстроил, дорогие мои читатели. Но я же предупреждал, что не всем стоит дочитывать эту главу до конца.


Это я так, к слову.
О кальции — всё.
В следующей главе мы замахнёмся на святое — поговорим о мнимой пользе загара. Я предупреждаю заранее, чтобы любители позагорать сразу перешли от двадцать восьмой главы к тридцатой. Если они прочтут главу двадцать девятую, то, возможно, больше никогда не станут загорать.
Моё дело — предупредить.
А решать вам, дорогие читатели.
Как пожелаете, так и будет.


Впрочем, моё дело — предупредить, а решать вам. Уголовный кодекс загорать не запрещает.


Вот так.


Ещё двумя мифами в вашей жизни стало меньше.
А книга, которую вы держите в руках, ещё не заканчивается...


Будьте бдительны, въедливы и придирчивы к тому, что вам говорят!
И будет вам счастье! Много-много счастья!

Если бы я читал этот опус вслух, то сорвал бы горло. Мне кажется, что здесь нет страниц, на которых не было бы восклицательного знака. Была такая, где их было семь штук. Встретился абзац с пятью восклицательными знаками. Думали, что наука это что-то взвешенное, рассудительное? Три ха-ха. Это эмоции, драйв, энергия, истерика.

При этом бывали просветления: автор иногда писал почти нейтрально. С механизмами некоторых процессов я даже разобрался.

Работа корректора слабая. Обыватель не знает, что в и т. д. и подобных сокращениях после первой точки ставится пробел и такие огрехи — это мои придирки. Но то, что углы измеряются в градусах Цельсия — это что-то новенькое.

Как научно-просветительская книга эта работа плоха тем, что, в отличие от правильных здесь нет ссылок на исследования, другие публикации. И в этой книге о разоблачении мифов я нашёл, например, упоминание другого мифа, о том, что в японских компаниях отдают кабинет для избивания чучела руководителя. А сколько я пропустил? Да столько же, сколько редактор, которому за это платят.

В этой серии вышло ещё несколько книг. Не совершайте ошибку, почитайте не один абзац, а по странице хотя бы в разных частях книги. Если что-то свербит, заметите такую же халтуру — не берите. Не поддерживайте плохих профессионалов.

А их больше, чем можно подумать. Когда я искал информацию об этой книге на сайте издательства, то не сразу удалось. Сперва попалась [Не]правда о нашем теле: заблуждения, в которые мы верим. Похожее оформление, тот же автор. Название другое, но такое при переиздании бывает. Захотел посмотреть на другие книги Сазонова, чтобы найти первое издание и не смог. У Сазонова десять других книг про медицину, одна — про русскую кухню и ещё одна — про питание при язве.

Но я справился и нашёл ту, что нужно. И оказалось, что её автором помечен некто Андрей Левонович Шляхов. Со страницы Шляхова на меня смотрел тот же гражданин в очках, который был на моём экземпляре книги. В биографической справке написано, что под псевдонимом «Андрей Сазонов» Андрей Левонович пишет книги о еде. Но на странице Сазонова при этом о еде только одна книга из двенадцати.

Сам Шляхов при этом автор очень плодовитый и разносторонний. Пишет книги о медицине, анатомии, генетике, биологии, географии, детскую литературу. А ещё — путеводители, биографии и фантастику. Всего у Шляхова-Сазонова я насчитал больше пятидесяти книг.

С одной стороны, такая разная тематика и такой объём наталкивают на мысли об авторском коллективе. С другой — если остальные книги с такой же глубиной проработки, то много ума для этого не надо, вполне можно по штуке в месяц выдавать. Беглый гуглинг, понахватать фактов, налить воды, задорновских шуточек и анекдотов навставлять — и в продакшн.

Если вдруг это действительно работа авторского коллектива, то я не понимаю, зачем так палиться: вместо того, чтобы скидывать свою графоманию отдельно кому-то, кто занимается жизнеописаниями, отдельно — кому-то, кто пишет про путешествия и так далее (не имеет значения даже, реальные это будут люди или нет), приписали полсотни книг одному персонажу. Я не против псевдонимов и мистификаций. Но когда мистификация сделана настолько грубо, это вызывает только раздражение и брезгливость.

Оформление

Меня очень сбило с толку оформление. Увидел достаточно сдержанную обложку, «научный подход» в расшифровке названия, внушающую доверие фотографию врача-терапевта в очках, скруглённые страницы — и сложилось впечатление, что над книгой и правда всерьёз работали. Ещё и логотип «Времена» (не путать со «Временем») как-то заслонил для меня то, что это на самом деле АСТ.

Корешок сделан не по-русски

Вёрстка ничем не примечательна, кроме плохого оформления таблиц. Иллюстрации разномастные и то, что они все монохромные, цельности не придаёт. Картинки просто натаскали из других книжек (без указания авторства), а следовало их перерисовать. Но АСТ так делать не будет.

Книга отпечатана на тонкой офсетной бумаге, почти газетной. Я подумал, что это ход, чтобы срифмовать по смыслу с фоном обложки (с обёрточной бумагой) и ещё сделать книгу невесомее, чтобы когда читатель, далёкий от научной картины мира, взял бы случайно эту книгу с раскладки у кассы, физически почувствовал лёгкость её и перенёс бы это ощущение на восприятие книги. И решил бы, что справится с ней, что можно и купить, и почитать, и потом поумничать. Но сейчас я понимаю, что об этом никто не думал и такую бумагу взяли только чтобы печать вышла подешевле, но чтобы не отпугнуть читателя откровенной серостью страниц.

Оранжевых закладок почти нет, потому что я решил не отмечать стилистические недочёты, иначе бы другие метки найти было бы тяжело

Эту книгу продаю (у меня много таких. Подписчикам на Бусти — скидки, а донорам с уровнем «Мурена» и выше — подарю.

По этой книге мне больше сказать нечего. Перефразируя известное выражение «Собрался стол и поскакал чай пить».

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти (нужна регистрация). Для доноров есть бонусы. Например, они выбирают книги, на которые будут следующие рецензии. Иногда даже читать заставляют.

Ранее Ctrl + ↓