2 заметки с тегом

комикс

📖 Маус

До этого я читал не так много графических романов и комиксов. И больше всего мне нравился магнум опус Жана Эффеля — о сотворении мира и человека. Одна полоса — одно изображение, текст почти всегда не в баблах, а под картинкой. Формат, где покадрово изображается какое-то действие мне читать и воспринимать сложно. «Маус» как раз такой вариант. Читал его не меньше трёх часов, скорее даже пять. Но это было очень странное чтение, я, пытался рассматривать детали, не зря же художник столько всего нарисовал, нужно было как-то это уважить. Но это меня только утомляло. Не знаю, как такой формат нормально оценивать, слишком непривычно, тем не менее, книгой я остался, в целом, доволен.

Шпигельман, Арт. Маус: графический роман / Арт Шпигельман; пер. с английского В. Шевченко. — Москва : Издательство АСТ : Корпус, 2020. — 296 с. ИСБН 978-5-17-080250-0

Это первый комикс, получивший Пулитцеровскую премию (1992 год). Точнее — особое упоминание Пулитцеровской премии по литературе. И понятно, почему специально отметили: Холокост — благодатная тема, а формат — новый. Но нас должны в первую очередь интересовать комиксы о геноциде русского народа, только я о таких не знаю. Как будто бы и не было такого геноцида. Если вдруг вы знаете о графических романах про раскулачивания, гулаги и подобное (о произведениях традиционной литературы из букв без картинок я в курсе), то расскажите мне о них в комментариях.

«Маус» широко известен в мире, но, написанный в семидесятых, на русский был переведён только в десятых. И немедленно запрещён к продаже, потому что, там, видите ли, свастика нарисована. Оригинал я не читал, но мне кажется, что перевод сделан хорошо, видно, как отец автора в некоторых местах не очень гладко говорит по-английски («Он выжил мне жизнь тогда»). Аккуратно старались подойти и к оформлению (о чём ниже скажу, как обычно, отдельно).

У романа хорошая композиция. Не просто рассказ о трагедии, которая известна всем как холокост, а ещё взаимоотношения внутри поколений семьи спустя десятилетия после этого. Про первое без второго много чего написано, про второе без первого — тоже, а в целом, чтобы так сложилось — поменьше. И премию роман получил не после первой публикации (когда Шпигельман выпустил первый том), а после того, как он в начале девяностых дописал второй.

В книге два основных мужских персонажа и три основных женских. И если ясно, кто из женских персонажей наиболее важный, то кто важнее — автор (тоже действующее лицо книги) или его отец, ещё нужно разобраться. Автор пытается наладить общение с собственным отцом, который тоже хочет этого, но не может: не знал, как это нужно делать с самого начала или же это психика изуродовалась в концлагерях. А вот если изуродовалась, то почему именно у него? Ведь психотерапевт, которого посещает автор, тоже прошёл через лагерь (кстати, посмотрите, какое он животное). А если вдруг изуродовалась психика, потому что отец — слабый человек, то изменилась ли у него память? Помнит ли он всё так, каким оно было на самом деле или есть искажения, самообманы? А эти искажения, если были, сгущали ужасы, творимые другими; смягчали всё неприятное, что было ним самим или как это всё происходило?

С матерью главного героя всё ещё интереснее. Потому что мы о ней знаем только со слов отца (мужа, стало быть). Её дневники отец уничтожил, что стало большой утратой для автора — информация в них была более точной, чем слова отца, потому что дневники писались ею самой и как бы не для читателя, а отец давал интервью, зная его цель и уже существенно позже прошедших событий.

Оформление

Издатели постарались и получилась книга, которую приятно держать в руках.

Обложка — единственное, что отпечатано в цвете.

На тканевом чёрном корешке печать шелкографией в две краски (белая и красноватая). Неплохо, но мелкие детали позаплывали.

Местами краска начала выкрашиваться

Каптал белый, что, наверное, и правильно.

Форзац и нахзац с рисунками, причём они разные, есть игра. Опять мысленно аплодирую издателям — печать на них в одну только чёрную краску, но изображение ощущается богаче, потому что отпечатано на тонированной бумаге.

Вёрстку мне сложно оценивать. Я не очень знаком с эстетикой комиксов, поэтому не знаю, как тут принято. Отмечу то, что заметил. Нарисовано не монотонно, отдельные кадры занимают иногда один модуль сетки, иногда — несколько, ритм чередуется. Иногда кадр без границ, иногда часть изображения выходит за рамки модуля, иногда модули не прямоугольные. В общем, хорошо, не скучно.

В середине есть два разворота, нарисованные в другом стиле — это комикс в комиксе

Совершенно здорово, что весь текст в бублах не набран шрифтом, судя по всему, а написан от руки. А там под триста страниц! Наборный шрифт — Кабель, исторически верный. Хотя многие считают, что самый гитлеровский шрифт — это «что-то готическое», но на самом деле такого рода геометрические гротески больше подходит на эту роль, хотя выглядит не так эффектно.

Интересно оформлено содержание, оно не на одной странице, а на нескольких. Не припомню такого приёма.

Каждая глава предворяется собственным шмуцтитулом.

Эту книгу не продаю (желающие могут купить себе новую, не подержанную даже в Иркутске, например, в Вуди-комиксе), но продаю некоторые другие книги.

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти.

📖 Сто лучших стрипов

Шутить можно про всё, кроме как о верёвке в доме повешенного.

Эта книжка — сто отрывных открыток, на каждой из которых — один из ста стрипов, которые публиковались на сайте САЛ. Лучшее отбирали сами авторы и они не включили в книгу ещё двести шестьдесят шесть комиксов (они доступны на сайте до сих пор).

Оборотная сторона каждого стрипа

За восемь лет эти книжка потеряла актуальность — некоторые картинки были сделаны на злобу дня. Даже я перечитывал некоторые и подвисал, мол, чего же тут смешного. А потом что-то щёлкало и я вспоминал какой-то эпизод из прошлого и очень часто улыбался. Тем, кто попозже в интернет вышел или кто просто помоложе, наверное, каждая четвёртая шутка будет непонятна. Как и отсылки в написанной Норвежским Лесным в том же 2013 году сказке о криворуких ебланах. Даже мне, например, про омбудсмена-обмудка и прочие намёки было понятно, а про королеву перевёрнутого планкинга пришлось наводить справки.

А вот некоторые шутки будут понятны всем, даже иностранцам, не знакомым с реалиями российской политики и другого шоу-бизнеса. Это шутки про стереотипы. Не буду про это ничего писать, гораздо лучше и веселее послушать лекцию одного из авторов книги

Оформление

Два автора — две обложки, на каждой из них — фрагменты стрипов каждого из авторов. На стороне Жгуна текст набран гротеском, что понятно, потому что Егор — векторный человек и странно тут было бы видеть другое исполнение. А на стороне Штефанца название как бы написано от руки, но на самом деле это шрифт. Мне кажется, что лучше и честнее было бы Александру сделать надпись маркером, отсканировать, может быть, подправить какие-то буквы вручную, но оставить немножко корявеньким, с немного разными одинаковыми буквами. Это бы лучше соответствовало его стилю рисунка.

Для корешка Жгун нарисовал Штефанца, а Александр — Егора.

Бумага (Амбер График) выбрана правильно: высококачественная белая немелованная. Раз немелованная, то она не бликует, а ещё — раз предназначена для отправки почтой, легко переживёт случайные капли дождя или падение в лужу — не вспузырится. И на такой бумаге можно писать чем угодно — маркером, шариковой ручкой, карандашом.

Хотя материал и качество печати хорошее, картинки немного размытые. Ведь изначально не планировалось, что они будут печататься, а для экрана и так сойдёт. Сейчас можно было бы эти изображения насытить пикселями при помощи какой-нибудь нейросети. Ну и всегда можно было бы всё это перерисовать. Но и в том, что картинки не вылизанные, а в них есть след истории — тоже имеет смысл.

Отпечатано хорошо, в той же латвийской типографии, как и многие другие книги издательства, но есть недоработка. Мне кажется, что это косяк резчика: стрипы в одной половине книги находятся на полсантиметра ниже, это прямо кидается в глаза. Я бы, может быть, и на второй половине на два-три миллиметра всю композицию поднял, но не критично.

Слева — оторванная открытка со стороны Жгуна, справа — одна из полос блока Штефанца

Собрано на ШКС, я даже удивился, что не просто склейка, а шитьё. Мне кажется, что отрывная перфорация предотвращала бы нагрузку на клей и книжка бы всё равно не развалилась, так что можно было бы сэкономить без ущерба для качества.

Отрывная перфорация тоже сделана по уму — листы нормально листаются при чтении и самопроизвольно не отрываются. А если вдруг нужно оторвать лист, чтобы получить открытку, то отделяется точно по линии.

Эти книги не продаю, да и почитать не дам, не вижу смысла, на сайте всё есть. Но продаю и отдаю даром полтора метра других книг.

Единоразово поддержать выпуск этой рубрики — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти (нужна регистрация). Для доноров есть бонусы, в частности, теперь они, а не широкая публика выбирают следующую книгу для рецензии.


© Спасибо, Капитан Очевидность, zhgun