15 заметок с тегом

отзыв

📖 История чтения

Читал почти подряд двоих испаноязычных авторов. Один исследовал страх, другой — чтение. Стиль обоих был непривычный, странный. Наверное, прав был Викгельм фон Гумбольт предположивший, что каждый язык обладает «внутренней лингвистической формой», которая выражает вселенную народа, говорящего на этом языке.

Мангель Альберто. История чтения. / Пер. с англ. М. Юнгер. — СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2020. — 432 с., ил. ИСБН 978-5-89059-377-1, Тираж 2000 экземпляров

Книга — сборник несвязанных между собой эссе, разбирающих чтение с разных сторон: про механику чтения; о чтении про себя; про запоминание и восприятие прочитанного; о некоторых методиках обучения чтению и немного об образовании вообще; о трактовке прочитанного; об иллюстрациях (и чуть о комиксах); о чтении для слушателей; о свитках и книгах разных размеров; о местах для чтения; сравнение чтения с, например, едой; о влиянии писцов и авторов вообще на мир; о создании библиотек; о пророчествах в книгах и гадании на них; о паре «чтение — читатель»; о женщинах-читательницах; о воровстве книг; про авторов, читающих свои произведения публично; о трудностях перевода; о запрете на образование и чтение; про неправильное чтение; о мистификациях. Это если крупными мазками. Текст полон любопытных фактов, большая часть которых не удержится у вас в голове. Книга, в целом, интересная, но не такая интересная, какой могла бы быть. Садитесь дети, сейчас дедушка будет бухтеть.

Однажды в этом блоге я уже показывал, в каком состоянии находится издательский бизнес на примере оформлений Анны Карениной — ни одно издательство не смогло достойно издать это выдающееся произведение. Студент иркутского Политеха с отделения дизайна и чего-то там ещё выполнит работу не хуже, чем монополисты рынка с десятилетиями опыта. Сегодня будет очередной плач Ярославны. Заодно поисследуем книги и чтение, всё в тему.

Прямо сейчас книги совсем уже не то, чем они были ещё в начале века. Раньше книга была главным источником знаний. Основная масса информации передавалась через книги (и родственные ей печатные журналы). И то, и другое было ресурсом ограниченным. Сейчас же ситуация другая. Информации очень много, она гораздо доступнее и главный вид её существования — электронный. Это не обязательно означает, что текст непременно набранный или распознанный со сканов тех же книг, прямо сейчас для одной работы я часто обращаюсь к сосканированным Гуглом книги. То есть на экране выводятся кем-то свёрстанные страницы текста. Но хотя эта информация и наследует некоторые особенности бумажной книги, всё равно представлена она уже в электронном виде.

Электронная форма хранения информации имеет массу преимуществ. Особенно она удобна тем, что издательство легко можно исправить ошибку или добавить свежих данных, проиллюстрировать не просто картинками, а движущимися картинками, внедрить мультимедийные элементы (аудио- и видеоролики), интерактивные элементы (игры, визуализацию данных). Поэтому бумажная книга конкуренцию в плане содержащейся в ней информации выдержать не может. Значит, она должна стать чем-то большим, чем просто носителем информации.

Чтобы книга перестала быть просто носителем информации, она должна стать своего рода крупнотиражным арт-объектом. Книга должна стать частью самого текста (как «Факап» Михаила Харитонова в оформлении «Прута») или хотя бы постараться как-то дополнить метапослание текста через эмоциональное вовлечение читателя (как, например, в книге «Фрида» Бенджамина Лакомба) издательство «Ризолли».

Где-то ближе к началу шестой минуты покажут несколько последовательных внутренних разворотов. Жаль, мало. И жаль, что через экран нельзя передать и тактильные ощущения, насколько я помню, там не просто печать, а ещё разного рода лаки и флокирование

Если не получается ни растворить книгу как материальный носитель в тексте, ни выпятить как можно больше материального наружу, чтобы подчеркнуть текст, нужно хотя бы сохранить уважение к читателю. А вот как поступило Издательство Ивана Лимбаха:

Издательство приложило усилия, чтобы воспроизвести иллюстрации, которые были в оригинальном издании Альберто Мангеля 1998 г., но, к сожалению, достигнуть соответствующих договорённостей не удалось. Тогда мы решили сохранить хотя бы описания артефактов, выбранных автором в качестве иллюстраций. При желании пытливый читатель найдёт многие из них. Таков наш дивный мир. На вклейке иллюстрации на тему книг и чтения, подобранные специально для этого издания.

Автор книги выбрал определённые иллюстрации, разместил их в определённых местах текста, чтобы усилить его воздействие. А наши книгоделы вместо этого сделали цветную вклейку с рандомными картинками из интернета, а по всему тексту вместо иллюстраций делают врезки курсивом с описанием того, что здесь на самом деле должно было быть:

Слева направо: на картине Герарда Терборха мать учит сына читать; Хорхе Луис Борхес на снимке Эдуардо Комесано; лесная сцена Ханса Тома.

Нет никакого лева и права, ни одного из трёх описываемых в комментарии изображений на странице нет.

Страница из каббалистического текста «Pa’amon ve-Rimmon» («Колокол и гранат»), напечатано в Амстердаме в 1708 г., с изображением десяти сфирот.

Этот каббалистический чертёж широко известен, найти его просто, но каким пытливым читателем нужно быть, чтобы найти следующую отсутствующую картинку:

Редкое изображение, на котором Ришар де Фурниваль беседует со своей госпожой. Иллюминированный манускрипт XVIII в.

или вот такую фотографию? гравюру? акварель?

Хелен Келлер сидит у окна и читает, положив руки на строки, записанные шрифтом Брайля.

Попробовал найти приведённые выше шесть иллюстраций. Это провал. Фотографии Борхеса Яндекс мне показал, конечно, но я и так знаю, как он выглядит и Мангель хотел видеть в книге определённый портрет. Почему я не могу увидеть всё так, как хотел автор?

Приведу здесь третью цитату из «Истории чтения». Автор вспоминает слово Райнера Рильке «Перевод — это идеальная процедура, которая даёт возможность оценить мастерство поэта». Так вот. Переиздание книги тоже даёт возможность оценить мастерство издательства. И не нужно смешивать работу типографии, работу дизайн-студии и работу издательства, это три разные компонента со своими интересами и они не должны быть сосредоточены в одном объединении. И работа издательства в первую очередь — решать вопросы с правами. И если не получается решить вопросы с правами по какой-то книге, так не издавать её, а заняться другой.

Книги уже перешли в новое качество, а у нас люди не научились ещё даже по гуттенберговским стандартам оценивать. Вот отзыв с «Лабиринта»: «Прекрасное издание по качеству и содержанию. Хорошая бумага, мелованные изображения». Гражданка! Какая разница, на какой бумаге отпечатаны изображения, если они не имеют отношения к авторскому замыслу? Почему цветная вкладка с иллюстрациями для вас достаточное основание, чтобы объявить победу? Это издание — позор, Издательство Ивана Лимбаха — в серый список.

Оформление

Переплёт твёрдый. Обложка с матовой ламинацией. На задней сторонке штрихкод вставлен очень деликатно. Форзацы и каптал белые. Бумага — белая офсетка. Цветные иллюстрации отпечатаны на матовой мелованной бумаге. Вёрстка аккуратная.

Я приложил усилия, чтобы воспроизвести и обложку, и развороты, и иллюстрации издательства Ивана Лимбаха 2020 года, но, к сожалению, не удалось. При желании пытливый читатель их. В карусели ниже иллюстрации на тему книг и чтения, подобранные специально для этого поста.

Эта книга не моя, брал почитать. Покупать в этом издании не буду точно и вам не советую. Лучше купите или возьмите даром другие книги.

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти (нужна регистрация). Для доноров есть бонусы.

📖 Бредли Тревор Грив

Я был бы не против иметь дома книжку с цитатами волка, но у меня зато две другие. Бредли Тревор Грив придумал новый жанр. Который с развитием интернета, наверное, уже умер.

Книга для тех, кто делает слишком много. — М.: Издательство «Добрая книга», 2006. — 128 с., ИСБН 5-98124-152-7, дополнительный тираж 10 000 экземпляров

 

Грив Б. Т. Друзья навеки. Подлинная ценность дружбы. — М., ООО «Издательство Добрая книга», 2005. — 128 с., ИСБН 5-98124-069-5, тираж 30 000 экземпляров.

Автор собрал фотографии с животными и проиллюстрировал ими рассказ из ста двадцати фраз. Одна фраза — одна картинка. Некоторые из них довольно забавны, но сейчас подобных — в любой соцсети навалом.

Успех Грива потянул за собой подражателей (у меня и такая книга есть), но у Бредли Тревора это реализовано лучше, он проделал работу, чтобы подобрать изображение к фразе. Пусть стилистически фотоработы и разные, но есть связующая их нить повествования. Пусть эта история и незатейливая, но фотографии животных делают этот текст чем-то большим, чем текст (как и музыка преображает стихи).

Обе книги мне подарили. И одну даже подписали. Да ещё как! Почти на каждой полосе есть комментарий. Эти комментарии — главная ценность этой книги. Я перечитывал их и мне было очень тепло. Вспомнилось всё хорошее, что было со мной в прошлой жизни, в рязанском периоде. И не только связанное с этим человеком, а вообще. Вообще, в книжках писать нельзя, правила хорошего тона не рекомендуют подписывать книги, которые вы дарите кому-то (если только вы не её автор и не участвовали иным образом в её создании), — для такого есть открытки. Но вот в этом случае текст дарителя — уже настоящее художественное высказывание и так можно. Показать вам все эти подписи (иногда спорящие с подписями фотографий, иногда их неожиданным образом дополняющими) я не могу, потому что это личное, поэтому я местами текст размазывал.

Вообще, пишите людям, которые вам дороги, от руки. Не обязательно даже открытки, просто бумага. Такой текст правдивее и интимнее набранного на компьютере. Его сложнее писать, но его хочется перечитывать. Я привёз с родины те письма, что вы мне писали в армию, — три с половиной килограмма, забитые в папку А4 толщиной в 10 см. Хотя прошли годы и я читал их всего раз, но многие помню до сих пор. Вот интересно, что со мной будет, когда я начну их перечитывать. А я начну перечитывать избранное в 2021. Если хотите получить от меня бумажное письмо (Надя! Я помню! У меня тут копится!), присылайте адрес в личку Телеграма .

Оформление

Я бегло посмотрел издания за рубежом и увидел, что они точно такие же, как у нас. Даже размеры совпадают. Вероятно, это заслуга литературных агентов — Ритерс Хаус и литературного агентства «Синопсис». В России литературные агенты, работающие с российскими авторами на российском рынке так не умеют, у нас этот институт просто не работает (когда-нибудь расскажу подробнее).

Каждая книга серии выпускается в своём ключевом цвете. Иллюстрации внутри — чёрно-белые, а подписи и остальные элементы оформления — другим цветом. Простой оформительский приём, но достаточно выразительный.

Книги серии издаются в двух форматах: поменьше в интегральном переплёте, побольше — в твёрдом. В обоих случаях это не просто склейка, а шитьё. Поэтому они хорошо открываются, я иллюстрации сделал в этот раз сканером — развороты на 180° и ничего не развалилось. Забудьте про КБС, шейте книги, уважайте читателей.

Книжки в мягком переплёте печатаются на картоне одностороннего мелования, полноцветная печать и выборочная УФ-лакировка. Я сослепу даже подумал, что медведь на обороте — это наклейка. На клапанах

Я думаю, что книжка задумывалась не для того, чтобы кто-то покупал её себе, а как подарок. Мне даже сложно представить, чтобы кто-то её приобретал для себя. Поэтому на одном клапане место для пожеланий. На втором клапане — реклама.

Книжка в твёрдом переплёте выполнена менее качественно. Ошиблись в расчёте толщины блока и поэтому сдвинулся текст на корешке. Тут тоже выборочный лак на названии и медведе, но выполнено со страшенными допусками, можно было аккуратнее.

Такой вариант издания тоже имеет место для подписи, здесь оно на форзаце. Отпечатан в одну краску. Задний — сплошная плашка тем же пантоном.

Оба издания отпечатаны на матовой меловке (у той, что в твёрдом переплёте, она незначительно плотнее). Уже хорошо, что не глянцевая, а ведь можно было ожидать, учитывая представления отечественных издательств о вкусах потенциальной аудитории.

Как я уже говорил выше, иллюстрации чёрно-белые. И можно было бы их отпечатать разными способами, здесь выбрали простую печать в одну краску чёрным. И не хватает глубины цвета, многие фотографии плосковатые. С другой стороны, это не альбом по искусству.

Также у меня большие вопросы к подготовке иллюстраций. Я думаю, что и исходники брались не очень высокого качества, и подготовка файлов была без заморочек (без учёта технических особенностей печати). Как результат — провалы в тенях, пересветы, мыло, жуткие артефакты джипега, плохая обтравка.

Ещё меня удивило, что некоторые фотографии не настоящие, а монтированные. Вот как ниже — пеликан и медведь с телефонной трубкой или два шепчущихся медведя (всё будет ниже). В монохроме такое можно делать незаметнее. Незаметнее для обычных людей.

Основной шрифт — что-то вроде «Оптимы», как и в зарубежных изданиях. А вот в качестве дополнительного (для вступления, заключения, выходных данных) — «Академическая». Странный выбор, даже интересно, а это он стал заменой какой гарнитуры из оригинального издания. Кроме этого используются ещё какие-то неопознанные гротески. Вёрстка дополнительного текста небрежная и непоследовательная. В выходных данных, кстати, информации о корректоре, метранпаже, бумаге и шрифтах нет. Фу.

Эти книги не продаю, но ту, которая без подписей, можете полистать, когда будете в гостях. А продаю и отдаю даром другие книги.

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти (нужна регистрация). Для доноров есть бонусы.

📖 Урбанизм как образ жизни

Некоторые считают меня урбанистом. Некоторые считают, что урбанизм, урбанина и урбанистика — одно и то же. В общем, однажды на день рождения мне подарили книжку.

Луис Вирт. Урбанизм как образ жизни. М.: Стрелка Пресс, 2016, 108 с. ИСБН 978-5-906264-58-9

В книге четыре эссе, написанные 70...80 лет назад. Вирт исследует феномен города в социологическом плане. У меня сложилось впечатление, что автор точно в этом всём разбирается, но откровений ждать не стоит. Изложено всё достаточно сдержанно и нет таких вещей, с которыми захотелось бы поспорить.

Цивилизация, как мы её понимаем (в отличие от культуры), была выпестована в городе; город — тот центр, из которого влияние современной цивилизованной жизни расходится, как круги по воде, во все концы земли, и откуда оно контролируется. Неизбывные проблемы современного общества наиболее остро проявляются в городе. Проблемы современной цивилизации — это типично городские проблемы.

В книге я выделил два основных фокуса: направленный на взаимоотношения людей между собой и на отношение людей к территории. Ниже процитирую несколько фрагментов, относящихся ко второму вопросу.

Современный город, каким его описал Вирт, за эти десятилетия не перешёл на новую стадию развития. С чем хорошо знакомы дарители книги:

Вокруг делового центра метрополиса обычно вырастает район трущоб, или «переходная зона». Цены на землю в этом районе также относительно высоки. Арендная плата между тем невелика, и это указывает на то, что землю здесь держат прежде всего для спекулятивных целей. Владельцы по большей части считают, что когда-нибудь именно на их земельном участке будет построен новый небоскрёб. Они надеются в долгосрочной перспективе разбогатеть на повышении капитализированной стоимости этой земли, но поскольку в данный момент она приносит очень низкий доход, они неохотно платят налоги и не желают заниматься её благоустройством. Поэтому эти земли превращаются в трущобы, складские зоны, свалки и места обитания самой экономически обездоленной части населения. Большинство наших проблем — преступность, бродяжничество, дезорганизация семьи, беспорядок, болезни и множество других проявлений социального неблагополучия — сосредоточено в этой транзитной зоне.

Посмотрите на Горную, Котельниковскую (ныне — Фурье) Матрёшинскую (ныне — Софьи Перовской). Вот то, о чём говорит и Луис Вирт, и организаторы Фасадника — многие жители отказываются следить за местом, в котором находятся большую часть жизни, за своим домом, не только потому, что у них нет на это средств, а чтобы он сам и территория вокруг приходила в упадок, в какой-то надежде на то, что участок купят под новый ТЦ или ЖК, а бывшим владельцам уже не нужного дома подарят при расселении квартиру. Особенно странно это, когда речь идёт о памятниках.


В плане городского развития у современной России больше общего не с Европой, к сожалению, а с США (особенно в плане отошения к автомобилю и связанной с ним инфраструктурой). И в плане субурбии мы очень похожи на Штаты.

Пригородная зона обычно оттягивает не только наиболее состоятельную часть населения, но и, возможно, тех людей, которые в прежний период жизни города несли на себе основное бремя гражданской ответственности. Город претерпевает постоянный отток наиболее профессиональных, наделённых гражданским сознанием жителей и остаётся на попечении тех, кто находится в менее благоприятном экономическом положении, менее развит культурно и недостаточно компетентен, чтобы справляться с возникающими проблемами.

Субурбия — это проблема. Действительно, стремятся уехать и жить в собственном доме (из моих знакомых, по крайней мере) более, скажем так, пассионарные люди. И эти люди начинают требовать улучшения своего качества жизни, получать преференции за счёт тех, кто остался в городе. При этом уехавшие жить в частные дома на окраины или за пределы города начинают меньше участвовать в жизни города.

Особенно забавно такое поведение со стороны представителей разного рода зелёных организаций. Которые ратуют за всё экологичное, но при этом ездят на машинах (общественный транспорт в частном секторе не очень ходит), выделяют больше так называемых парниковых газов, отапливая дома самостоятельно. Как им живётся с этой диалектикой — не понятно.


Было показано, что не только наши политические, административно-территориальные единицы внутри города часто в значительной мере не совпадают с его экологическими и культурными ареалами, но и сам город при благоприятных условиях в конце концов превращается в метрополис, поскольку реальная сфера его жизнедеятельности стремится выйти за пределы статичных юридически установленных границ. В результате на периферии каждого растущего города мы получаем бесхозную землю, лишённую социального контроля, и этим объясняется большая часть наших пустых трат, беспорядка и проблем.

Оформление

Выглядит книга здорово. Зауженные пропорции, строгое и аккуратное модернистское размещение элементов.

Обложка отпечатана, вероятно, на картоне одностороннего мелования, ≈280 г/м². Интересное решение — внутренняя сторона гладкая, а наружная — более рыхлая. Поэтому зелёная плашка выглядит глухо и несколько неоднородно, выгодно контрастируя с блестящим чётким чёрным центральным блоком, отпечатанным высокой печатью.

Но вот меня смущает буква Л в леттеринге, она уже (по моему мнению), переходит грань между Л и П в сторону к П. Кернинг в слове «урбанизм» моему непрофессиональному глазу кажется неидеальным. Но если так как это делал Юрий Остромецкий, наверное, это я ещё недостаточно искушён в буквах и нужно дальше развивать вкус и щупать границы дозволенного.

В блоке использовалась гарнитура Пармиджано, который показал себя хорошо, читался легко, и в мелком кегле тоже (но кернинговую пару оо стоит проверить). Характер шрифта интересный и в нём совершенно классная а.

Узкие поля (особенно нижнее), рваный правый край — всё это не очень подходит к достаточно академическому тексту, но точно попадает в те ценности и настроение, что транслирует издательство.

К двум первым эссе есть примечания. И не в конце всей книги, а в конце каждого эссе. Но я бы решал это иначе. Комментарии бы оставлял прямо на той же самой странице, внизу, чтобы не прерывать чтение и не заставлять читателя куда-то отматывать, потом — возвращаться назад. Займёт одну строку название книги или статьи или займёт несколько строчек пояснение каких-то статистических данных — ну и ничего страшного. Может быть, даже хорошо, что ритм разобьётся. А что есть очень большой комментарий к Аристотелю, ну так он сейчас занимает полосу, что в моём варианте будет занимать её же.

Бумага блока — обычная белая офсетка, но не 80 г/м², как мне кажется, а несколько плотнее.

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти. Для доноров есть бонусы.

Ранее Ctrl + ↓