1 заметка с тегом

полиция

Окна Эммера

За одну неделю наша семья трижды столкнулась с разными мошенниками. Один раз пострадали, но деньги удалось вернуть.

В этом посте расскажу об одной схеме, которая действует не только в Иркутске: мошенничество с пластиковыми окнами. Схема, с которой столкнулись мы, не единственная. Даже среди проходимцев, «работающих» с окнами, бывают разные варианты, а ведь есть и другие сферы: «подключение» счётчиков, «проверка» противопожарного состояния и другие способы завладеть вашими деньгами или имуществом. Поэтому я дам пять универсальных советов, которые пригодятся вам в любом случае. Если вы прочтёте только их и закроете пост, моя миссия уже выполнена.

  1. За всё бесплатное кто-то платит; если вы не знаете, кто за это платит, значит, платите вы.
  2. Если вам предлагают что-то такое, чего вы не просили, сделка нужна тому, кто предлагает.
  3. Никогда не подписывайте договор не глядя (в Тиньков-журнале об этом подробнее);
  4. Платите наличкой без чека или расписки только такие суммы, которые готовы потерять.
  5. Переводите безналом мимо кассы (с карту на карту), без чеков и других подтверждающих платёж документов только такие суммы, которые готовы потерять.

Пролог

К сожалению, это не Иркутск, а Ижевск

В нескольких городах страны работает схема по облапошиванию стариков, под брендом «Континенталя» (их представители есть на видео выше). Компания заявляет о себе как о профессионалах с многолетним опытом, с подразделениями по всей стране, с несколькими заводами по производству фурнитуры. Это сообщают работники сети, о том же говорит их сайт.

Знал бы, что они начнут подтирать на нём информацию, конечно, наделал бы скриншотов раньше. Например, там был график работы филиалов, но очень подозрительный — два часа в середине дня, причём у каждого города — в своё время. Вот актуальная версия главной страницы на 21 августа.

Тогда на сайте была только одна внутренняя страница — каталог (вот его скриншот на 21 августа).

Сейчас, на момент написания поста (10 сентября) внутренних страниц стало больше — вот лендинги про  окна, двери, натяжные потолки. То есть сайт развивают. Хотя глава местного отделения мне при последней встрече сказал, что он вообще ничего про сайт не знает и он ему не нужен. Каким бизнесом в 2020 году можно заниматься без представительства в интернете — не знаю.

Скриншоты новых страниц по состоянию на 10 сентября: про двери, про потолки, про окна.

У людей, полиставших сайт, может сложиться впечатление, что эта компания честно занимается чем-то полезным. Всё-то там есть, вот даже политика конфиденциальности.

Но если присмотреться к деталям, появляется много вопросов. Например, почему такие странные графики работы. Или как это так получилось, что у компании, которая на рынке 19 лет, за этот срок не нашлось возможности сфотографировать результат труда? И чтобы наполнить сайт, пришлось воровать фотографии у других оконных компаний и даже из объявлений с Авито!

Посмотрите на водяные знаки в правом нижнем углу

И если всё сертифицировано, как заявлено, то почему бы не подтвердить это бумагами, выданными на «Континенталь», а не на какие-то другие организации?

Сертификаты находятся на лендинге про окна, который почти полностью повторяет главную страницу, вот его скриншот по состоянию на 10 сентября 2020 года

Дальше расскажу две истории, как я возвращал немного денег, которые по недоразумению некоторое время находились у «Континенталя». Не всё было гладко, один раз даже повеяло романтическим духом 90-х, но обошлось.

Первая серия, 10 000 ₽

Иркутское отделение этих жуликов возглавляет Виталий Николаевич Эммер из Барнаула. ИП Виталий Николаевич Эммер из Барнаула. Хочется верить, что сам он не жулик. На первой нашей встрече залётный барнаулец обмолвился, что тут до него под брендом «Континенталя» в Иркутске работал другой генеральный директор, к которому есть нарекания, но всё зависит от руководителя, а он — хороший, правильный, всё у него по закону.

Познакомьтесь с нашим героем в соцсетях, вот его профили В контакте, в Одноклассниках, в Фейсбуке и в Инстаграме.

Виталий Николаевич начал работу как индивидуальный предприниматель за месяц до начала описываемых событий.

Дата регистрации — 30 июня 2020 года

Это не первый бизнес Эммера, до того он был генеральным директором ООО «Единство», которое в дальнейшем, видимо, продал. К компании были вопросы у инспекций, но это само по себе не говорит о том, что Виталий Николаевич имеет какие-то тёрки с законом, как не говорят об этом и руки в наколках.

Безуспешные попытки взыскать налоги, сборы, страховые взносы и пени

Схема, по которой работают Виталий Николаевич и его сотрудники, проста и неприятна.

Я использую слово «сотрудники», а не «подельники», чтобы не задеть Виталия Николаевича: во время наших переговоров он очень остро реагировал на вопросы типа «А по какому адресу вас через десять дней разыскивать?» («В смысле разыскивать? А мы чо, прячемся?»). Любые подозрения в нечистоплотности гражданин Эммер остро переживал, менял тон на борзый, в котором начинали проскальзывать интонации обиженного гопника.

Так вот, о схеме. Днём на городской телефон звонит сотрудница «Континенталя» и говорит, мол, их мастер будет работать в вашем районе и может зайти к вам, посмотреть на пластиковые окна и двери, проверить состояние. Саму компанию «Континенталь» — для солидности и доверия — отрекомендовывают как производителя окон. Договариваются о встрече с будущим клиентом (я не пишу «жертва» или «пострадавший», чтобы не ранить Виталия Николаевича).

Звонок днём и на городской, потому что так выше шанс попасть на пенсионера. Именно они с большей вероятностью будут дома днём — и они же с большей вероятностью ещё не отключили городской домашний телефон. Ну вы знаете, эти перемены ни к чему. Отключать — хлопотно, если вдруг понадобится подключать обратно, то это опять хлопоты. Пусть будет, не так уж дорого стоит этот телефон, а с подружками можно весь день разговаривать. Где для своих сотрудников Виталий Николаевич взял базу телефонов пенсионеров с привязкой их к адресам, конечно, вопрос, но, надеюсь, там всё чисто.

В назначенный день представитель «Континенталя» приходит в квартиру и осматривает окна и двери. На встрече в своём офисе Виталий Николаевич убеждал меня, что его сотрудники высококвалифицированные и он им доверяет, но у меня есть серьёзные основания подозревать их в том, что их познания заканчиваются названиями фурнитуры. В квартире родственника у двери на балкон есть старый дефект — она неплотно прилегает. Но «мастер» ничего не сказал про то, можно ли это как-то исправить. Потому что у «Континенталя» нет задачи что-то исправлять на самом деле. Их задача — сравнительно честный отъём денежных средств у населения.

Осмотрев окно, сотрудник «Континенталя» делает заключение. Окно закреплено плохо, непременно упадёт и убьёт кого-нибудь. Вот вы, Иван Иванович, хотите с внуками нянчиться или на нарах гнить? Вот и мы не хотим, чтобы вы остаток дней провели в тюрьме. Как хорошо, что мы тут совершенно случайно мимо проходили! Мы спасём вашу свободную старость. Нужно всего-навсего установить несколько дополнительных крепежей. Может быть устроен дополнительный спектакль: звонок «на склад» с целью выяснить, есть ли нужный крепёж в достаточном количестве, просьба отложить, сохранить старую цену и так далее. Это нужно, чтобы показать клиенту заинтересованность в деле, мол, исполнитель проявляет человеческое отношение и радеет за дело, за клиента.

Чтобы показать, что всё по закону, клиенту предлагают подписать бланк на самокопирке — там смета и договор. Не шарашкина контора — вот документ с печатью.

Обычный человек хотя и знает про пункты мелким шрифтом в договорах, но надеется, что всё плохое случится с другими, и сам договор не читает. Это считается невежливым, отнимает время. Люди боятся спросить значение каких-то сложных формулировок: не хотят выглядеть глупо. Но договор надо читать всегда и не подписывать его, если вы не согласны с какими-то пунктами или не понимаете их значения.

В этом договоре следовало обратить внимание на два пункта (орфографию и пунктуацию исправил, потому что не могу спокойно на такую безграмотность смотреть).
В начале, возле реквизитов заказчика, есть такой текст:

Последствия расторжения настоящего договора, предусмотренные в п. 2.1.1, мне разъяснены и понятны.

Разумеется, никто это и не думал разъяснять.

А вот и сам этот пункт:

2.1.1 Сумма прописью в качестве предоплаты в момент подписания настоящего договора. Данная сумма включает в себя расходы по закупке и подготовке комплектующих материалов ПВХ-окна, в том числе — нарезка уплотнителей и откосов по результатам замера у заказчика. Таким образом, в соответствии со ст. 782 ГК РФ и ст. 32 ЗоЗПП, в случае одностороннего отказа от исполнения договора заказчиком расходы, понесённые Заказчиком на выполнение работ до момента отказа, подлежат удержанию из суммы внесённой предоплаты. При этом в случае, если к моменту отказа Заказчиком от исполнения договора Подрядчиком были приобретены материалы, то указанные материалы должны быть переданы Заказчику.

Мотивируя тем, что выезд бесплатный, работы бесплатные, а вот расходники нужно покупать, на них нужна предоплата, сотрудники Виталия Николаевича просят деньги. Работ насчитывают примерно на 25 000 ₽ и просят сколько-нибудь, от 10 000 ₽ и выше. Если наличных в таком объёме нет, то предлагают довезти до банкомата или перечислить деньги на карту.

Если в вопросах с деньгами вас торопят, значит, вероятно, вас хотят надуть. Не поддавайтесь на это. Да, психологически может быть неудобно, но вы должны оставаться тверды. Вас к такому не готовили и, конечно, будет тяжело противостоять, а вот ваших собеседников натаскивают на то, чтобы пользоваться этой вашей человечностью, слабостью.

Никуда с незнакомыми людьми ехать для осуществления каких-то финансовых операций не надо. Хотя вы их уже и запустили к себе домой, не надо усугублять. Перечислять деньги на карту неизвестно кому тоже не стоит. Банк эти деньги не вернёт, единственное, что можно будет сделать — подать в суд заявление и в нём среди прочего потребовать арестовать счёт, но до блокировки пройдёт 2…3 недели. К тому же шанс вернуть деньги будет, только если вы их перечисляете тому, на кого зарегистрирована компания. Вот фигурирует на бланке ИП Эммер Виталий Николаевич и в приложении вы видите, что отправляете деньги Виталию Николаевичу Э. — это ещё куда ни шло. В противном случае будет сложно доказать связь владельца карты с компанией. А если карта зарегистрирована на тёщу сотрудника или на подзаборного бомжа, какое отношение они имеют к ИП Эммер Виталий Николаевич — неясно.

Итак, сотрудники «Континенталя» уезжают, а клиент постепенно приходит в себя, и до него доходит, что его развели. Что как-то странно покупать болты по 500 ₽ за штуку, они явно стоят меньше. И работы по закреплению окна не могут стоить больше, чем производство и установка нового окна. И дальше может быть три сценария. Либо одураченный клиент не предпринимает никаких действий, либо пытается решить вопрос сам, либо обращается за помощью.

Этот бизнес процветает только потому, что чаще всего обманутые люди действуют по первому сценарию. Сложно признаться в ошибке, а в такой глупой — ещё сложнее. Чтобы вернуть свои деньги, кроме смелости, нужна ещё настойчивость. Потому что со стороны исполнителя будут гнуть линию: «Всё по договору, ничего не вернём». Так что, чем тратить впустую силы и нервы, пенсионер предпочитает поскорее оставить эту ситуацию в прошлом и забыть о ней, как о страшном сне.

Мои родственники прошли все три сценария. Первая миновала стремительно. Родственник хотел как-то оттянуть решение до момента установки — в квартире как раз был ремонт, и ещё одна бригада, которая приехала бы что-то делать, могла бы не вызвать подозрений у жены, а так ещё бы она переживала. Но нет, здравый смысл победил смиренность.

Вторая стадия продолжалась несколько дней. Родственница, вместе с уже отошедшим от чёрной магии супругом, обратились в Общество защиты прав потребителей, но там сказали, что вероятность того, что деньги вернут, невысока. Объяснили, что схема известная и линия защиты у оконных мошенников такая: договор подписан — всё. Отказаться можно бы, но вот только цена услуг — ноль рублей, всё уходит на расходники. Расходники «покупаются под клиента», затраты понесены, это убыток, который должен компенсировать отказавшийся от исполнения заказа клиент. То, что цена расходников завышена на два порядка, — не имеет значения, это открытый рынок, где хотят покупать метизы и по какой цене — по той и вольны покупать. То, что их мастера не находят реальных дефектов, но находят мнимые, экспертно подтвердить сложно, потому что в Иркутске нет ни одной компании, могущей сделать официальную экспертизу, которая имела бы вес в суде. Мол, открытый рынок — наши специалисты говорят вот так, ваши — иначе, ну и неясно, кому верить.

Это не совсем так, с этим всем можно работать. Да, если рассматривать один конкретный случай, то всё выглядит вроде бы законным. Но если взять всех клиентов такой компании, то становится ясно, что дело нечисто. Вот, например, Виталию Николаевичу нужно будет сильно потрудиться, чтобы доказать, что он действительно покупает под заказ нужные крепления, а не сбывает залежалый товар, который на складе в избытке. Покупает по завышенной цене в какой-то аффилированной компании — ну пусть потрудится доказать, что он не сможет использовать эти анкера для следующего заказа, что подобный случай — уникален. По поводу неофициальности экспертизы тоже не всё однозначно. Ну, мало будет оценки «Деметры» — можно сделать ещё одну у «Элитлайна», мало будет двух — да ещё кого-то можно будет пригласить. Да, цены у них могут отличаться (но не в разы, не на порядки), а главное — настоящие, а не липовые оконщики будут находить реальные проблемы и не видеть выдуманные; конечно, могут быть какие-то расхождения, но если никто не скажет, что окно грозило выпасть, — значит, ребята Эммера жульничают. У меня много вопросов к современной российской судебной системе, но я склонен не считать всех поголовно идиотами и мудаками — если компании, которым по двадцать лет, у которых собственное производство, которые ставят семь из десяти окон в Иркутске, говорят одно, а ИП Эммер, занимающийся своим делом один месяц, говорит другое, ясно, кому больше доверия.

И вот наступила третья стадия. Родственники обратились за помощью (ко мне).

Если вдруг в вашей семье или у знакомых случится подобное, то точно не нужно осуждать жертву. Взрослые люди уже и сами изъелись, уже тошно. Им и так сложно было рассказать о таком позоре, главное, что нужно, — это сочувствие и поддержка. Не надо задавать вопросов типа «А ты о чём думал?», эти вопросы уже и без вас человек сам себе задал.

Мой родственник — человек мягкий, ему было бы тяжело отстаивать свои права с наглым и дерзким Эммером. Да и необходимость ездить на другой берег не доставляла радости. К тому же приезжать нужно было в ограниченный интервал времени, офис на приём посетителей работает три часа в день. Как тебе такой график, Тимоти Феррис?. Поэтому родственник выписал на меня доверенность на право представлять его интересы по этому делу.

Попутно мы заказали в компании «Деметра» стороннюю экспертизу. Могли бы и в «Элитлайне», но представители «Деметры» быстрее откликнулись на запрос в местном маркетинговом телеграм-чате. Выезд вежливого мастера стоил 300 ₽, за приём которых специалист выдал настоящую квитанцию. Оценка работ составила 1800 ₽, и их состав отличался от того, что расписали в своей портянке сотрудники Виталия Николаевича. И хотя заявленная стоимость в десять раз ниже цены «Континенталя», это ещё относительно дорогая настройка, чаще ценник ниже, потому что в нашем случае был дефект двери.

Смета на 1800 рублей

Вообще, как любой механизм, окно стоит периодически обслуживать. Смазывать движущиеся части, иногда — менять резиновые прокладки, потому что они могут деградировать под УФ-лучами. Поэтому — вызывайте раз в несколько лет мастера. Если после установки окон вы ни разу не вызывали специалиста, то вот самое время. Я рекомендую.

Я пришёл в офис «Континенталя» на Франк-Каменецкого, 19. И это был уже третий адрес, который фигурировал в деле. На сайте указана Профсоюзная, 14, в договоре — Байкальская, 124/1, этот же адрес назвали по телефону. Очевидно же, так всегда делают надёжные компании, которые не хотят никого запутывать. Меняешь три адреса за месяц — вызываешь доверия больше, чем те дурачки, кто годами в одном месте сидят. Телефонов (городских и мобильных) тоже было слишком много, а отвечающий (и то не всегда) — один.

Виталий Николаевич считает, что неплохо проводит переговоры. Он владеет приёмами забалтывания, ухода от вопросов, перевода темы. А главное — всё это спокойно, монотонно, почти убаюкивающе. Если вы пойдёте разговаривать с такими субчиками, то вам будет сложно держать себя в руках, но это то, что нужно будет делать. Не надо эмоционировать, возмущаться — это всё проявление слабости. Ваша задача быть как можно более сдержанным и последовательным. Задаёте вопрос — возвращаетесь к нему, повторяете его до тех пор, пока не получите ответ. Всё это нейтрально, не повышая голос. Если сорвётесь — он уже начнёт побеждать.

Разумеется, разговор нужно записывать на диктофон, лучше — если их будет два. На один телефон в приложении «Диктофон» записывать, на другой — как голосовое сообщение, которое можно мгновенно отправить доверенному лицу, которое может, если что, и полицию вызвать. Подстраховываться нужно, потому что вам могут позвонить и это прервёт запись, а возобновить, снять с паузы вы можете забыть. Ну или телефон сядет, а у вас — второй. Лучше и одному не приходить, возьмите кого-то для психологической поддержки (ну и вот вам ответ на вопрос, где взять второй телефон).

Эммер начал возмущаться, что я записываю разговор, — типа он против. Но он может быть против такого, если я где-то на улице его записываю. Здесь же он при исполнении, и я его записываю как представителя компании, а не частное лицо. Разговор мы продолжили. В ходе него мне поступали разные предложения — вплоть до того, чтобы выйти и поговорить по-мужски. Делать мы этого, конечно, не стали, зачем усугублять и без того нерадужное положение Виталия Николаевича. Но то, что он начал терять уверенность, раз сам вышел на эмоции, — это было прекрасно.

Затем Виталий Николаевич попытался отказаться принимать от меня заявление, мол, нужен именно клиент, потому что договор на него, а моя доверенность ничего не значит, потому что она не нотариально заверенная. А ещё — неясно, кто я вообще такой, какое отношение имею к клиенту и, если что, то деньги он мне не сможет отдать. Я ему объяснил (потом это ещё дополнительно в заявлении написал), что если они решат возвращать деньги, то их приедет получать сам клиент, я его представляю только до этого момента. То, что доверенность нотариусом не заверена  — ничего страшного, вот в их договоре фигурирует только имя и телефон и подпись человека, а вот в доверенности — имя, подпись, а ещё и паспортные данные. В ней уже данных больше, чем в договоре. А если деньги будете возвращать, то и сам человек приедет вместе с оригиналом паспорта. А то, что я — тот человек, на кого доверенность выписана — вот паспортные данные, а вот и оригинал паспорта, а вот я сам.

В общем, я был спокоен и настойчив — так что заявление он принял. Прошло десять рабочих дней (решительно не понимаю, зачем этот срок, но мы его выдержали), родственнику позвонили, что можно забирать отданную предоплату. Мы приехали оба, забрали деньги, написали бумажку, что деньги получили, и уехали.

Но это ещё не всё.

Вторая серия, 25 000 ₽

Параллельно развивалась вторая история. У моего знакомого пожилую мать точно так же развели, но уже на сумму в 25 000 рублей. Деньги отдавать отказывались. Знакомый подал заявление в полицию, но работали по нему лениво (никак, судя по результату). Я предложил помощь, и мы поехали втроём — клиентка, сын клиентки (мой знакомый) и я.

Виталий Николаевич был немного обескуражен тем, что тут снова я. Охерел он. Пытался заставить меня уйти, отказывался говорить в моём присутствии, но я остался. Был свидетелем робких попыток психологически подействовать на клиентку. Но она держалась молодцом, с нормальной дозой иронии.

Вот только заявление на возврат денег написать не получалось. Виталий Николаевич сказал, что бумаги не даст, чтобы искали свою. Ну или даст бумагу, если я покину помещение и уйду из офиса. Как здорово, что нам всем не пришлось задерживаться дольше необходимого: мне на глаза попалась пачка, лежавшая на подоконнике, возле которого я стоял, я взял оттуда один лист и передал клиентке вместе с образцом заявления — предусмотрительно захватил этот артефакт.

В этот момент тормоза у Виталия Николаевича сорвало. Он позвонил кому-то и крикнул в трубку: «Все сюда! Бегом!» и закрыл дверь на замок изнутри, чтобы мы не могли выйти. Но мы позвонили в полицию, описали эту дикую ситуацию, клиентка дописала заявление, Эммер его принял, мы взяли копию с подписью индивидуального предпринимателя. Помрачневший ипешник выпустил нас.

Мы отзвонились ещё раз на 112, чтобы узнать, как нам действовать дальше, — ждать наряд и писать объяснительную или уходить. Нам сказали обождать, пока они свяжутся с участковым или кто там поехал. Через минут десять позвонили уже другие представители охраны правопорядка и справились, что, мол, тут у нас. Оказалось, ещё никто не выезжал. Известная фраза «Вот убьют, тогда и приходите» заиграла новыми красками.

...Вот эта вторая история закончилась не так, как должна была. Виталий Николаевич позвонил клиентке и предложил вернуть половину денег и добавить к этому уже купленные материалы. Та согласилась. Потому что уже устала психологически от этой ситуации и была рада хотя бы такому исходу дел. Конечно, это личный выбор и его надо уважать, но если вдруг это прочитает тот следователь, который вёл дело, то пусть он знает, что вот те двенадцать косарей, что остались у Эммера, — его, следователя, недоработка.

Эпилог

Не понимаю, почему для открытия такого мутного бизнеса Виталий Николаевич решил выбрать форму ИП. Ведь индивидуальный предприниматель в случае чего отвечает всей собственностью. Но вот сайт Федеральной службы судебных приставов говорит, что пока гражданин Эммер успешно избегает какой бы то ни было ответственности. Сейчас с него пытаются взыскать сумму около восьмидесяти тысяч рублей, и большая часть, почти в пятьдесят тысяч — по совсем свежему исполнительному приказу, от 29 июля 2020 года, за день до открытия его бизнеса. Наверное, были очень нужны деньги, раз пришлось заняться тем, чтобы обирать стариков. Родители бы не гордились таким сыном.

Насколько мне известно, работа полиции по второй ситуации ограничилась одним звонком следователя Виталию Николаевичу. Я уже давно не имею отношения к структурам МВД, но вот думаю, что действовал бы на месте следователя так.

  1. Запросил бы у Виталия Николаевича Эммера информацию по уже выполненным, ещё не выполненным и отменённым заказам. На столе в офисе бланки лежат аккуратной стопкой. Если даже часть их уже уничтожена или где-то сокрыта, ничего страшного, для начала хватит тех полутора десятков, что в ближнем доступе.
  2. Посмотрел бы на состав работ и на суммы контрактов. Вдруг выяснится, что везде один и тот же паттерн, что везде предлагается одно и то же?
  3. Связался бы с каждым клиентом (телефоны указаны) и взял бы показания. Вдруг выяснится, что схема везде одинаковая?
  4. Предложил бы тем клиентам, к которым сотрудники «Континенталя» ещё не доехали на монтаж, отложить визит этих ребят или вообще отказаться от услуги и заказать за 300 ₽ визит квалифицированного сотрудника из компании с именем («Элитлайн», «Деметра» или иной). В случае согласия — приложил к делу копии актов осмотра, смет или других документов этих компаний.
  5. Узнал бы, на каких окнах (которые, по мнению сотрудников «Континенталя», требовали вмешательства), был нарушен гост 30971-2002 и в каких частях.
  6. Запросил бы все бумаги, подтверждающие, что для каждого клиента все расходники действительно закупались после первого визита к этому клиенту, а не до этого и не в большем объёме.
  7. Нашёл бы возможность получить экспертное заключение, что закупленные для клиента А расходники невозможно применить ни в квартире клиента Б, ни в какой бы то ни было ещё квартире. Потому что главная причина, по которой «Континенталь» отказывается возвращать деньги, — расходники закуплены и девать их больше некуда, это убыток.
  8. Получил бы прайсы или что-то подобное из какой-нибудь розничной компании по продаже метизов, чтобы понимать цены.
  9. Нашёл бы информацию о количестве случаев, когда выпадало окно квартиры (не во время монтажа, а в процессе эксплуатации).
  10. Попутно бы направил запросы в налоговую и трудовую инспекцию, чтобы узнать, а как оформлены сотрудники Виталия Николаевича и сколько их. Двое — точно есть: секретарша и выезжающий к клиентам «мастер». Вдруг их больше и кто-то из них работает вчёрную или всерую. Ну и помог бы встретиться с ним судебным приставам — ищут его, поди, в другом городе.

Потом всё полученное останется только сложить — и уже рукой подать до победы. Вот смогли же как-то ребята в Удмуртии, а сибиряки что, хуже что ли?

Если вы тоже были клиентами «Континенталя» — напишите свою историю в комментариях или свяжитесь со мной. Если нужны комментарии сми — тоже дам.

Я вам не Навальный и не Голунов, но всё равно — поддержите отдел расследований канала «Человек-Фёдор». Лайк, шер, донат.